January 31st, 2015

«Славянская внешность». Разговор в годовщину Освенцима

Идем от метро с девочкой-соседкой.
— Что такое «славянская внешность»? — она вдруг меня спрашивает. — Ну, когда в объявлениях пишут: «Сдадим квартиры людям славянской внешности»?
— Ох. Боюсь, имеется в виду «не Кавказ», — честно предполагаю я. — А почему ты спрашиваешь?
— Одноклассница ищет квартиру, — говорит она. — Нашли подходящую, но не знают, возьмут ли их?
Мне становится не по себе.
— А что у них с внешностью, — осторожно спрашиваю я.
— Да у них все в порядке! Они белые! У них две брови, а не одна!
— В каком смысле?! Не сросшиеся?
— Да! Бывает же, что брови вообще в одну линию. У них все нормально. Но они переживают. У нее мама и папа — оба наполовину грузины. Они очень боятся, вдруг скажут, что у них не славянская.
— Какой ужас.
Меня пробило. Я представила, какое унижение испытывают эти люди. Вы звоните арендодателю. Вам назначают встречу. Вы приезжаете. На вас смотрят. Вам отказывают. И вы знаете, почему. Мне плохо уже физически.
— Так всюду, — пожимает плечами школьница. — Посмотрите. Во всех объявлениях.
Она права. Это же в порядке вещей. Этих людей, которые пишут про славянскую внешность», их же не тронут. Их не накажут за какую-нибудь там дискриминацию по какому-нибудь там расовому признаку. Их объявлений не сорвут. И это не только для властей в порядке вещей, — для всех. Но это же до той минуты, пока вас не коснется. Пока с линейкой не измерят брови вашего друга. Пока не оценят оттенок кожи вашей подруги. Пока к вам самим не подступятся с лупой и сантиметром. Черт, поговорила с ребенком в годовщину Освенцима. 70 лет. Как вчера. Точнее сказать, сегодня и завтра.

Текст: Елена Рыковцева