June 29th, 2015

  • muza26

Григорий Явлинский: Как Примаков стал премьером

Оригинал взят у muza26 в Григорий Явлинский: Как Примаков стал премьером
["Ведомости" в пятницу прислали Григорию Явлинскому вопросы о Примакове для большого материала о покойном. В текст, опубликованный в сегодняшнем номере, вошло не всё, поэтому публикую интервью целиком здесь. Интересно, почитайте]

Весной 1998 года Борис Ельцин освободил Виктора Черномырдина от должности премьер-министра и пытался провести через Думу назначение премьером Сергея Кириенко. Ситуация была конфликтная - коммунисты, у которых была большая фракция, были категорически против.

В апреле, в Думе во время личного разговора с Примаковым я ему сказал: "Евгений Максимович, похоже, вскоре вам придется стать премьером". Он стал отказываться, не слишком всерьез воспринимая наш разговор. "Вот вы увидите, скоро сложится ситуация, когда другого решения не будет", добавил я. На этом и распрощались.

В августе произошел кризис. Правительство объявило девальвацию и дефолт одновременно. (Что было странно: кризис преодолевается либо с помощью девальвации, либо с помощью дефолта. Но чтобы и то и другое…)

Обстановка была очень напряженная. Ельцин пытался вернуть на пост премьера Черномырдина. Дума категорически возражала. Предложения выдвигались самые разные, в том числе и экзотически. Например, предлагалось официально приравнять рубль к американскому доллару (т.е. сделать рубль всего лишь заменой долларам в обращении), пригласить в правительство аргентинского экономиста Доминго Ковальо...

В самом конце августа на совещании у Ельцина я выступил с предложением назначить на пост премьер-министра Примакова, аргументируя это тем, что Примаков является единственной фигурой, которая устроила бы и Ельцина, и коммунистов. Когда я назвал эту фамилию, Ельцин задумался на минуту, посмотрел на Юмашева и спросил: а мы почему не обсуждали эту кандидатуру? Юмашев что-то пробормотал. Никто из присутствовавших лидеров фракций тогда это предложение не поддержал, и на этом обсуждение моего предложения тогда закончилось.

После совещания Юмашев разыскал меня и попросил подробно объяснить, почему я предложил Примакова. Я сказал, что его фигура в этой политической ситуации имеет два уникальных достоинства: во-первых, ему полностью доверяет Ельцин - Примаков был руководителем СВР, а теперь министр иностранных дел, - а в тоже время его, безусловно, поддержат коммунисты. Во-вторых, он советский академик, человек осторожный, без экономических амбиций - он, скорее всего, ничего радикального предпринимать не будет, а с моей точки зрения, если сейчас экономику не трогать, она через полгода поднимется. Юмашев сказал, что подумает.

Потом у меня был отдельный разговор с Ельциным, и я вновь подробно объяснил свою позицию. Появилось ощущение, что Борис Николаевич склоняется к такому решению.

Потом я выступал в Госдуме и активно предлагал Примакова.

Сам Примаков впоследствии избегал темы назначения.

- Кто был против?

СПС, праволиберальные политики, всё это политическое направление и крупный бизнес. Они меня очень критиковали за это предложение.

- Как с ним работалось? Известно, что он предлагал Вам пост вице-премьера, почему Вы не согласились?

- Мы были хорошо знакомы, но я лишь однажды непосредственно с ним работал - весной 1991 года. Это был сложный и противоречивый опыт.

В сентябре 1998 года, когда его назначили премьером, Примаков предложил мне пост вице-премьера по социальным вопросам, предварительно сформировав правительство, в которое вошли Юрий Маслюков, Геннадий Кулик, Виктор Геращенко... Я ему сказал, что это невозможно, потому что состав такого правительства, с такими госплановскими "экономистами" на ведущих позициях для меня неприемлем. Было ясно, что в таком виде это будет что-то очень советское и недолговечное.

Как я и предполагал, этим правительством решались только частные и личные задачи, а с точки зрения макроэкономики они не принимали никаких серьезных решений, - и экономика стала выходить из нокдауна.

Другие члены «Яблока» не вошли в правительство потому, что мы никогда не считали Примакова своим союзником, политически это был для нас совершенно чужой человек. Мы инициировали и поддержали его назначение, поскольку считали, что в тот момент это было объективно необходимо для страны, но для нас Примаков никогда не был политическим союзником.

Особенность той ситуации была в том, что именно такая фигура как Примаков была остро востребована моментом, вне зависимости от того, как мы к нему относились политически. Назревал очень серьезный политический кризис, который бы на фоне экономического кризиса мог привести к тяжелым последствиям. Назначение Примакова было как бы наркозом для перевозбужденного общества, и гражданского столкновения не произошло.

- Как происходило снятие Примакова? Как Дума реагировала?

Весной 1999 года коммунисты потребовали импичмента Ельцина. Как премьер-министр Примаков импичмент поддержать не мог, но и особо возражать не хотел. Внятной позиции по импичменту он так и не занял. С самого начала Примаков был в положении сидящего на двух коленях - одно колено было Ельцина, второе - коммунистов. Когда начался импичмент, колени разъехались, и он "провалился".

Источник: https://vk.com/yakovlev.igor?w=wall27258495_86%2Fall