Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

День обновления российской государственности

Это самый важный праздник для нашей страны, для нашего государства. 12 июня 1990 года Первым Съездом народных депутатов РСФСР была принята Декларация о государственном суверенитете Российской республики.
http://russiaforall.ru/news/1497441454

Советский народ – победитель в Великой Отечественной войне | Материалы

В тяжелой, кровопролитной борьбе советские люди отстояли свой национальный суверенитет, защитили Родину. Победа во Второй мировой войне была достигнута совместными усилиями стран-участниц Антигитлеровской коалиции.

Из советского прошлого: Анатолий Луначарский о проекте перехода на латинский шрифт.

В данной статье интересно упоминание Ленина, который, согласно Луначарскому, был сторонником перехода на латинский шрифт и рассказ о том, как проходила реформа русского языка после революции.
Сам проект "латинизации" антисоветская пропаганда часто приводит как пример антирусскости Советской власти, несколько забывается при этом, что в итоге-то прошла совсем обратная "кириллизация" языков - даже в далекой Монголии.</em>

А. Луначарский “Латинизация русской письменности” (1):
Культура и письменность Востока, 6, 1930, стр. 20-26.


Мусульманские народности Востока, исторически усвоившие арабский шрифт, не мало страдали от этого обстоятельства. Шрифт древнеарабской литературы приспособился к соответственным условиям культуры и, с трудом могущий отразить новую культуру очень трудно усвояемую и отделяющую народы Востока от европейской культуры, шрифт этот, конечно, был вспомогательным средством для задержки всякого прогресса и пользовался при этом поддержкой всех реакционных классов и, в особенности, духовенства.

Collapse )

«А вокруг — Сталинград»

Кремль. Голубые ели.
Мавзолей в сорока шагах.
В старой солдатской шинели.
В стоптанных сапогах.

Хмур. И даже печален.
Брутален. И даже суров.
Шагает товарищ Сталин
В церковь. Сегодня Покров.

Ведя нас к Великой Цели,
Он правит огромной страной.
В старой солдатской шинели.
С пуговицею одной.

Ноша неимоверная
Ему одному по плечам.
С тысяча девятьсот двадцать первого
Сталин не спит по ночам..

Без одеял, без подушки.
Скорчившись где-то в углу.
Изредка на раскладушке.
Чаще всего на полу.

Сон искусительно сладок.
Но Сталин не спит и днём.
Есть и будет порядок.
По крайней мере, при нём.

Он слышит в малиновых звонах:
— Чадо, гряди! — Гряду.
Он в старых солдатских кальсонах.
С огромной дырой на заду.

В мозгу — миллион наковален.
Грохот великих идей.
Но любит товарищ Сталин
Простых советских людей.

Колхозников и учёных,
Лётчиков и моряков.
Не любит только лощёных
Смокингов и пиджаков.

Поэтому даже Молотову
Не подаёт он руки.
В белых мундирах с золотом -
Это не он. Двойники.

Говорит он веско, но мало.
Четырнадцать слов в год.
А всё потому, что Сталин
Любит советский народ.

Ест он траву и коренья
Иглы, шишки, кору.
И только на Разговенье
Яблочную кожуру.

Грязен, блохаст, засален,
Источая тягостный смрад.
Шагает товарищ Сталин
Кремль. А вокруг — Сталинград.


Текст: Кирилл Серебренитский

«Рай находится под ногами матерей»

1398887_1621327488114856_1251017509453569503_o

Патриотическое и духовно — нравственно воспитание молодежи на беспримерных подвигах старшего поколения в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. по — прежнему остается в центре внимания и основным приоритетным направлением деятельности руководства Республики Дагестан, Правительства, муниципальных, общественных организаций РД и благодарных потомков — фронтовиков, живущих в суровых условиях высокогорья.
В грозные дни 1941 года, не дожидаясь призыва, многие жители из небольшого Дагестана добровольцами отправились на защиту нашей Родины. Плечом к плечу с сыновьями и дочерьми героического русского народа и других братских народов бывшего СССР, достойно сражались дагестанцы и дагестанки которые продемонстрировали мужество, героизм и стремление к Победе.
В Дагестане почти не было семьи, из которой не отправились на фронт мужчины и женщины отстаивать независимость Родины. Они сплотились вокруг русского народа, который своим беззаветным героизмом воодушевил людей на священную войну против фашизма, разгромил гитлеровских захватчиков, отстоял честь, свободу и независимость Отчизны.
В Победе нашего народа в Великой Отечественной войне неоценимая заслуга принадлежит женщинам-матерям. Дагестанки-горянки вместе с русскими сёстрами героически сражались на фронте, в партизанских отрядах.
В тылу женщины и подростки стали к станкам вместо ушедших на фронт отцов, мужей, братьев. Ничего не жалели они для фронта и Победы: население Дагестана внесло свыше 300 кг золотых, серебряных и других драгоценных фамильных изделий, около 800 т. лома черного и цветного металла для нужд Советской армии. В одном только в небольшом Рутульском районе женщины связали около 30 тысяч пар теплых носков и перчаток и других сборов для фронта.
Когда враг рвался на Кавказ, тысячи женщины-горянки вышли на строительство оборонительных рубежей. В тяжелых условиях непогоды и гористой местности, выдерживая огромные трудности и лишения, матери укрепляли каждую тропу, превратив подступы к Дагестану в неприступные крепости.
Мы — наследники Великой Победы, гордимся подвигом наших отцов, дедов, матерей в Великой Отечественной войне. Многие дагестанцы и дагестанки были высоко отмечены правительственными наградами, орденами и медалями, 58 человек заслужили звание Героя Советского Союза, 7 человек стали полными кавалерами ордена Славы трех степеней.
Около 100 тысяч дагестанцы и дагестанки погибли на фронтах Великой войны, кровью своей они скрепили узы дружбы с братскими народами СССР и прежде всего с русским народом, вынесшим на своих плечах основную тяжесть страшной войны.
Память священна… Она не уходит с поколением поседевших ветеранов, и одним из символов памяти о тех, кто отдал свою жизнь за Отечество, и свидетельством того, что герои не забыты, стал воздвигаемый методом народной стройки в приграничном селе Киче Рутульского района Республики Дагестан мемориальный памятник Матерям России «Мать и дитя» в целях увековечивания памяти и благодарности всем матерям бывшего СССР и России, сыновья которых не вернулись с войны, матерям, которые не щадили себя в тылу, на заводах, пашнях, в госпиталях во время Великой Отечественной войны 1941-1945 гг.
Памятник Матерям России строится в течение нескольких лет народным методом в многонациональном Рутульском районе РД, который обычно называют «Дагестаном в миниатюре» и самым Южным форпостом Российской Федерации. Памятник будет весьма символичен, где в суровых условиях высокогорья, вопреки разного рода капризам природы, единой семьёй издревле живут шесть коренных братских народов республики: рутульцы, цахуры, лезгины, аварцы, азербайджанцы, лакцы и седьмой братский русский народ, чьи сыновья служат в дислоцированных пограничных отрядах ФСБ России, охраняющих свыше 115 км. южных рубежей Российской Федерации. В основу памятника заложен священный хадис «Рай находится под ногами матерей»
Памятник Матерям России — символ мира и неоплатного долга представляет собой шестиметровую композицию, стилизованно олицетворяющую родник — источник жизни, по форме напоминающий триумфальную арку, как на Кутузовском проспекте в столице нашей Родины в г. Москве. Над аркой будет установлена «золотая» скульптурная композиция «Мать и дитя» с ореолом солнца из лучей, символизирующих братские народы России, общую духовность, единство народов и любовь матери к ребенку, благодарность женщине — матери, хранительнице очага, вырастившей защитников Отечества.
Благодарными потомками в течение нескольких лет облагорожено место строительства мемориала, построено железобетонное основание памятника, изготовлены памятные гранитные плиты с крылатыми высказываниями, посвященные матерям, барельефы памятника. Машинами возят на место строительства мемориального комплекса « Воинской и трудовой славы» бутовый долговечный камень для памятника и декоративной «крепостной стены» на расстоянии 20-30 км из поймы реки Самур.
Куплены полиэтиленовые трубы для укладки водопровода питьевой воды, для арки родника памятника. Из-за нехватки средств, жители обратились к властям, которые оказали посильную помощь в размере 30 000 (тридцать тыс.) рублей, однако, этих средств явно недостаточно для завершения строительства. Согласно плана, открытие памятника планировался к 70-летию Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945г.г. — 9 мая 2015 г. Создан оргкомитет по строительству памятника Матерям России.
В настоящее время вокруг памятника мастерами строится декоративная стена из бутового камня, с углублениями на которых будут установлены плиты с благодарственными надписями, посвящённые матерям — героиням, русским сестрам — учительницам, приехавшим в трудные годы учить грамоте горских ребят и оставивших о себе неизгладимую память у благодарных жителей Рутульского района — Дагестана.
В этой связи, убедительно просим Вас, моих друзей, в целях патриотического духовно-нравственного воспитания граждан, увековечивания памяти погибших защитников Отечества и сохранения воинской славы, укрепления дружбы между народами Российской Федерации отправить мне для оформления и нанесения на плитах памятника Матерям письменно крылатые высказывания на военную и гражданскую тематику, куплеты, стихи, посвященные Матерям на разных языках Мира, России, Дагестана желательно с (переводом), а также Ваши предложения, дополнения и замечания по завершению строительства памятника Матерям России.
С глубоким уважением, Ваш благодарный друг Гасангусейн Абдулжелилов автор идеи и инициатор строительства мемориального комплекса «Воинской и трудовой славы» памятника Защитникам Отечества «Белые журавли» и установки памятника Матерям России «Мать и дитя» в с. Киче Рутульского района Республики Дагестан.


Источник: Мир, открытый для детства

Знал ли Пушкин о Святой Руси?

Кстати, о Пушкине. Сегодня его день рождения. А в 1937 году страна праздновала юбилей его смерти. Все помнят, что потом было со страной. А 2015 год объявили годом литературы, но праздновать будут смерть князя Владимира, с запечатлением его образа во многочисленных памятниках. Знал ли Пушкин о князе Владимире и его роли в становлении русской цивилизации? Вообще знал ли он о существовании Святой Руси, и почему в своих произведениях не отразил эти ярчайшие явления русской истории? Понятно, что помешал Дантес, наймит запада и извращенец. Поэтому Александр Сергеевич и не смог написать ничего о князе, а, говорят, хотел, ехал на Черную Речку и думал: «Постой-ка, брат-мусью, тебя я пристрелю и сяду за поэму о славном князе руссов». Но не смог. Погиб, оставив нам Лукоморье, Онегина, царя Додона и Золотого петушка. А как бы раскрылся его талант при описании подвигов князя. Но вечно кто-то мешает, вечно какая-то сволочь вылезет поперек русскому духовному порыву. Несомненно, необходимо продолжить начатое и, поставив много памятников князю, открыть новую эру великой русской истории, как в 1937. Празднование смерти великого человека само по себе сакрально, жертвенно и судьбоносно. Хочется закончить цитатой, из Пушкина, «души прекрасные порывы», — отмечал великий русский поэт. А от князя Владимира даже такого не осталось, говорят он и подписывался крестиком. Что вполне понятно. Конечно, всякие исследователи скажут, что и Пушкин, типа, негр и князь Владимир наполовину еврей, а на другую швед, но это поклеп и издевательство над памятью и здравым смыслом. И в этот светлый и радостный день не дадим даже малейшего повода усомниться в правильности всего, что решило наше всё. С праздником! С днем рождения, Александр Сергеевич! Вы родились в удивительной стране и в удивительное время, и, если бы не происки запада, то дожили бы до наших дней и удивились бы еще больше!

Текст: Иван Кондратьев

Латинизация как инструмент культурного обновления

На первый взгляд идея такой радикальной смены алфавитов  кажется дикой, но - только на первый взгляд. Имперская историческая пропаганда хорошо постаралась, чтобы стереть из памяти не только отдельные попытки сблизить русский язык с семьей европейских, но даже и целые культурные пласты. Но мы помним, как это было!

Активно использовалась латиница в Великом Княжестве Литовском (с использованием польской орфографии, пример - т.н. Хроника Быховца). Существовали и существуют латинские способы записи белорусского и украинского языков.

Первые шаги к латинизации русского алфавита сделал, вне всякого сомнения, Петр I. Введенный им гражданский шрифт прямо имел целью приближение русской письменности к латинской. Были ли проекты окончательного перехода на латиницу в XVIII веке - неизвестно.

Для русского языка только в 19 веке предлагалось как минимум шесть проектов перевода на латинский алфавит! Конечно, не стоит забывать и крайне масштабный советский проект, так и не вылившийся для русского языка в реальные дела, (над этим работали многие маститые ученые: вот список , и часть первоисточников). К 1936 все проекты свернули, и дали ход кириллизации.

Уже в наше время успешно перешли на латиницу Молдавия, Азербайджан, Узбекистан и Туркменистан, в скором будущем собирается это сделать и Казахстан. На территории РФ была попытка возврата к латинице в Татарстане, но это вызвало конфликт и было запрещено московскими властями. И теперь любая надпись на латинице на татарских землях - это определенный символ фронды по отношению к метрополии.

Среди успешных примеров из мирового опыта необходимо отметить, прежде всего, реформы Мустафы Кемаля Ататюрка по турецкой письменности (по иронии судьбы - по образу и подобию свернутых затем советских!), латинизацию сербского языка, современный вьетнамский алфавит, языки Индонезии, Филиппин и Малайзии.

Безусловно, нельзя забывать, что и у целого ряда славянских народов латиница существует изначально; таковы польский, чешский, хорватский, русинский, словацкий, словенский языки.

Среди российской оппозиции идея перевода русского языка на латиницу публично высказывалась только один раз. С тех пор никто ее не развивал, а ведь какой мощный инструмент обновления и, не побоюсь этого слова, модернизации таится в этой идее!von_nachtigall

От редакции "Россия для всех"

Остаётся добавить, что процесс, о котором упоминает автор поста, может называться и по-иному: перевод кириллической графики на романское начертание, романизация. Совершенно не обязательно связывать его исключительно с политической оппозицей. Шире он и понятия russkij mir, хотя, безусловно, с ним связан. Наконец, с 2013 года существует ресурс RUTENICA - пилотная часть Romanskogo proekta.

Когда выдали паспорта колхозникам?

Статьи уходят из открытого доступа. Пошёл искать откровения директора "биржевой академии" на эхе Москвы - а его уже нет в текстовом виде. Только в аудио остался.
Пошёл искать статью в Коммерсанте про паспортизацию, о которой сам не так давно писал - а там отлуп "плохой запрос" выдаётся Ъ-сайтом. (Разобрался - это проблема браузера) Но в кеше гугля статья лежит.

Предыдущий пост про ВВЕДЕНИЕ паспортов и дискриминацию сельских и некоторых других групп граждан:
http://man-with-dogs.livejournal.com/617124.html?format=light

Статья в Коммерсанте про паспортизацию сельских жителей:

http://www.kommersant.ru/Doc.aspx?DocsID=1147485
«Не имеют права на паспорт 37 процентов граждан»
Журнал «Власть» № 14 (817) от 13.04.2009


В 1933 году рабочий класс и колхозное крестьянство оказались по разные стороны паспортного стола
Фото: РГАКФД/Росинформ/Коммерсантъ

При содействии издательства Вагриус «Власть» представляет серию исторических материалов в рубрику АРХИВ

35 лет назад, в 1974 году, сельским жителям СССР наконец-то решили выдавать паспорта, запретив, правда, принимать их в городах на работу. Обозреватель "Власти" Евгений Жирнов восстановил историю борьбы советского руководства за сохранение отмененного столетием ранее крепостного права.

"Возникла необходимость более точного учета"
Когда советские школьники разучивали стихи про "краснокожую паспортину", многим из них строки Маяковского напоминали о том, что их родители при всем желании не могут получить "дубликат бесценного груза", поскольку деревенским жителям он по закону не полагался. А также о том, что, собираясь поехать из родного села куда-нибудь дальше райцентра, каждый колхозник был обязан обзавестись удостоверяющей его личность справкой из сельсовета, действовавшей не более тридцати дней. И что давали ее исключительно с разрешения председателя колхоза, чтобы пожизненно записанный в его ряды крестьянин не вздумал оставить коллективное хозяйство по собственному желанию.

Одни селяне, в особенности те, кто имел многочисленных городских родственников, стыдились своего ущербного положения. А другие о несправедливости советских законов даже не задумывались, поскольку никогда за всю жизнь не покидали родной деревни и окружавших ее полей. Впрочем, как и многие поколения их предков. Ведь именно такой привязанности к родным очагам добивался Петр I, когда три века назад вводил в обиход неведомые прежде паспорта. Царь-реформатор с их помощью пытался создать полноценную налоговую и рекрутскую систему, а также искоренить праздношатания по Руси. Однако речь шла не столько о поголовном учете подданных империи, сколько о тотальном ограничении свободы передвижений. Даже с позволения собственного барина, имея письменное разрешение от него, крестьяне не могли отъехать от родной деревни далее чем на тридцать верст. А для более далеких путешествий требовалось выправлять паспорт на бланке, за который с екатерининских времен требовалось еще и уплатить немалые деньги.

Позднее свободы передвижения лишились и представители других сословий русского общества, включая дворян. Но все же главные ограничения касались крестьян. Даже после отмены крепостного права без согласия сельского общества, подтверждавшего, что за просителем паспорта нет ни недоимок по податям, ни задолженностей по повинностям, получить паспорт было невозможно. А для всех сословий существовала регистрация паспортов и видов на жительство в полиции, аналогичная знакомой всем современной регистрации. Паспорта, правда, довольно легко подделывали, а от их регистрации во многих случаях почти легально уклонялись. Но все же учет обывателей значительно облегчал контроль за ними и всю сыскную работу полиции.

Так что не было ничего удивительного в том, что и при новой, революционной власти милиция решила упростить себе жизнь путем тотального учета граждан. Ведь после окончания Гражданской войны и введения новой экономической политики началось не только оживление частного бизнеса и торговли, но и массовое перемещение граждан, ищущих лучшей доли. Однако рыночные отношения подразумевали и наличие рынка труда со свободно перемещающейся рабочей силой. Поэтому предложение НКВД в Совнаркоме встретили без особого энтузиазма. В январе 1923 года нарком внутренних дел Александр Белобородов жаловался в ЦК РКП(б):

"С начала 1922 года перед Н.К.В.Д. встал вопрос о необходимости изменения существующего порядка о видах на жительство. Декрет ВЦИК и СНК от 28/VI-19 г. определял лишь введение трудовых книжек в городах Петрограде и Москве, а в остальных частях Республики никакие документы этим декретом не вводились и лишь косвенно указывалось (ст. 3 этого декрета) на существование паспорта, по предъявлению которого и выдавалась трудкнижка. С введением Н.Э.П. отпал смысл выдачи трудкнижек в Москве и Петрограде и вместе с тем, в связи с установлением частного товарооборота и частного производства, возникла необходимость более точного учета городского населения, а следовательно, и необходимость введения того порядка, при котором учет мог бы быть полностью обеспечен. Кроме того, практика децентрализованной выдачи документов на местах показала, что документы эти выдавались крайне разнообразные и по существу, и по форме, причем выданные удостоверения настолько просты, что подделка их не представляет никакого затруднения, что, в свою очередь, крайне затрудняет работу розыскных органов и милиции. Учитывая все изложенное, НКВД разработал проект положения, который после согласования с заинтересованными ведомствами 23 февраля 22 г. был внесен в СНК на утверждение. В Малом Совнаркоме в заседании от 26 мая 22 г. признано введение единого вида на жительство в РСФСР нецелесообразным".

После долгих мытарств по инстанциям вопрос о паспортах добрался до высшего законодательного органа — Президиума ВЦИК, но и там его отклонили. Но Белобородов настаивал:

"Потребность в установленном документе — удостоверении личности так велика, что на местах уже приступили к решению вопроса по-своему. Проекты разработали Петроград, Москва, Турк-Республика, Украина, Карельская Коммуна, Крымская Республика и целый ряд губерний. Допущение разнообразных типов удостоверений личности для отдельных губерний, областей чрезвычайно затруднит работу административных органов и создаст много неудобств для населения".

В ЦК тоже не сразу пришли к единому мнению. Но в конце концов решили, что контроль важнее рыночных принципов, и с 1 января запретили дореволюционные документы, а также любые другие бумаги, использовавшиеся для подтверждения личности, включая трудовые книжки. Вместо них вводилось единое удостоверение личности гражданина СССР.

"Число задержанных было очень значительным"
Однако на деле паспортизация та и не была проведена, и все свелось к справкам установленного образца из домоуправлений, с помощью которых наладить реальный контроль за перемещениями граждан так и не удалось. Комиссия Политбюро, в 1932 году рассматривавшая вопрос о паспортизации страны, констатировала:

"Порядок, установленный декретом ВЦИК от 20.VI.1923 г., измененный декретом от 18.VII.1927 г., являлся настолько несовершенным, что в данное время создалось следующее положение. Удостоверение личности не обязательно, за исключением "случаев, предусмотренных законом", но такие случаи в самом законе не оговорены. Удостоверением личности является всякий документ вплоть до справок, выданных домоуправлением. Этих же документов достаточно и для прописки, и для получения продовольственной карточки, что дает самую благоприятную почву для злоупотреблений, поскольку домоуправления на основании ими же выданных документов сами производят прописку и выдают карточки. Наконец, постановлением ВЦИКа и Совнаркома от 10.XI.1930 года право выдачи удостоверений личности было предоставлено сельсоветам и отменена обязательная публикация об утере документов. Этот закон фактически аннулировал документацию населения в СССР".

Вопрос о паспортах возник в 1932 году не случайно. После сплошной коллективизации сельского хозяйства началось массовое бегство крестьян в города, что усугубило нараставшие год от года продовольственные трудности. И именно для очистки городов, прежде всего Москвы и Ленинграда, от этого пришлого элемента предназначалась новая паспортная система. Единый документ, удостоверяющий личность, вводился в городах, объявленных режимными, и паспортизация служила одновременно способом их очистки от беглых крестьян. Паспорта, правда, не выдавали не только им, а еще и недругам советской власти, лишенным избирательных прав, неоднократно судимым уголовникам, а также всем подозрительным и социально чуждым элементам. Отказ в выдаче паспорта означал автоматическое выселение из режимного города, и за первые четыре месяца 1933 года, когда проходила паспортизация двух столиц, в Москве убыль населения составила 214 700 человек, а в Ленинграде — 476 182.

В ходе кампании, как водится, случались многочисленные ошибки и перегибы. Так, Политбюро указало милиции, что старикам, дети которых получили паспорта, их тоже следует выдавать, даже несмотря на принадлежность до революции к имущим и правящим классам. А для поддержания антирелигиозной работы разрешили паспортизировать бывших священнослужителей, добровольно отказавшихся от сана.

В трех крупнейших городах страны, включая тогдашнюю столицу Украины Харьков, после паспортизации улучшилась не только криминальная обстановка, но и стало меньше едоков. И снабжение паспортизированного населения пусть и не слишком существенно, но улучшилось. На что не могли не обратить внимание главы других крупных городов страны, а также окружавших их областей и районов. Вслед за Москвой паспортизацию провели в стоверстной зоне вокруг столицы. А уже в феврале 1933 года в список городов, где проводилась первоочередная паспортизация, включили, к примеру, строящийся Магнитогорск.

По мере расширения списка режимных городов и местностей ширилось и противодействие населения. Граждане СССР, оставшиеся без паспортов, обзаводились липовыми справками, меняли биографии и фамилии и перебирались в места, где паспортизация только предстояла и можно было попытать счастья еще раз. А многие приезжали в режимные города, жили там нелегально и добывали себе пропитание, работая на дому по заказам разнообразных артелей. Так что даже после окончания паспортизации очистка режимных городов не прекращалась. В 1935 году глава НКВД Генрих Ягода и прокурор СССР Андрей Вышинский докладывали в ЦК и Совнарком о создании внесудебных "троек" для нарушителей паспортного режима:

"В целях быстрейшей очистки городов, подпадающих под действие ст. 10 закона о паспортах, от уголовных и деклассированных элементов, а также злостных нарушителей Положения о паспортах, Наркомвнудел и Прокуратура Союза СССР 10 января 1935 г. дали распоряжение об образовании на местах специальных троек для разрешения дел указанной категории. Это мероприятие диктовалось тем, что число задержанных лиц по указанным делам было очень значительным, и рассмотрение этих дел в Москве в Особом Совещании приводило к чрезмерной затяжке рассмотрения этих дел и к перегрузке мест предварительного заключения".

На документе Сталин написал резолюцию: ""Быстрейшая" очистка опасна. Надо очищать постепенно и основательно, без толчков и излишнего административного восторга. Следовало бы определить годичный срок окончания чисток".

К 1937 году всестороннюю чистку городов в НКВД сочли завершенной и докладывали в Совнарком:

"1. По СССР выданы паспорта населению городов, рабочих поселков, районных центров, новостроек, мест расположения МТС, а также всех населенных пунктов в пределах 100-километровой полосы вокруг гг. Москвы, Ленинграда, 50-километровой полосы вокруг Киева и Харькова; 100-километровой Западно-Европейской, Восточной (Вост. Сибирь) и Дальне-Восточной пограничной полосы; эспланадной зоны ДВК и острова Сахалина и рабочим и служащим (с семьями) водного и железнодорожного транспорта.

2. В остальных сельских не паспортизованных местностях паспорта выдаются лишь населению, уходящему на отходничество, на учебу, на лечение и по другим причинам".

Собственно, это и было второй по очередности, но главной по смыслу целью паспортизации. Оставшееся без документов сельское население не могло покинуть родных мест, поскольку нарушителей паспортного режима ожидали "тройки" и тюремное заключение. А получить справку на выезд для работы в городе без согласия правления колхоза было абсолютно невозможно. Так что крестьяне, как и во времена крепостного права, оказались намертво привязанными к родным очагам и должны были наполнять закрома родины за жалкие выдачи зерна на трудодни или вовсе бесплатно, поскольку никакого другого выбора им попросту не оставили.

Паспорта дали лишь крестьянам в приграничных запретных зонах (в число этих крестьян в 1937 году вошли колхозники из закавказских и среднеазиатских республик), а также жителям сельских местностей присоединенных к СССР Латвии, Литвы и Эстонии.

"Такой порядок ничем не оправдан"
В последующие годы паспортная система лишь ужесточалась. Вводились ограничения на проживание в режимных городах для всех нетрудовых элементов, за исключением пенсионеров, инвалидов и иждивенцев трудящихся, что на деле означало автоматическое лишение прописки и выселение из города любого человека, потерявшего работу и не имеющего работающих близких. Появилась и практика закрепления на тяжелых работах путем изъятия паспортов. Например, с 1940 года у шахтеров в отделах кадров изымали паспорта, выдавая вместо них специальные удостоверения, обладатели которых не могли ни устроиться на новую работу, ни покинуть определенные им места проживания.

Естественно, народ искал лазейки в законах и пытался вырваться на свободу. Главным способом оставить родной колхоз стала вербовка на еще более тяжелые работы — лесозаготовки, разработку торфа, строительство в отдаленных северных районах. Если сверху спускалась разнарядка на рабочую силу, председатели колхозов могли только тянуть волынку и оттягивать выдачу разрешительных документов. Правда, паспорт завербованному выдавался лишь на срок действия договора, максимум на год. После чего бывший колхозник всеми правдами и неправдами пытался продлить договор, а там и перейти в разряд постоянных работников своего нового предприятия.

Еще одним действенным способом получения паспорта стала ранняя отправка детей на учебу в фабрично-заводские училища и техникумы. В колхоз добровольно-принудительно записывали всех живущих на его территории, начиная с шестнадцати лет. И фокус заключался в том, чтобы подросток поступил учиться в 14-15 лет, а уже там, в городе, получил паспорт.

Однако самым надежным средством избавления от колхозной кабалы многие годы оставалась служба в армии. Отдав родине патриотический долг, сельские парни толпами шли на заводы, стройки, в милицию, оставались на сверхсрочную службу, лишь бы не возвращаться домой, в колхоз. Причем родители их всячески в этом поддерживали.

Казалось бы, конец колхозного ига должен был наступить после смерти Сталина и прихода к власти любящего и понимающего крестьянство Хрущева. Но "дорогой Никита Сергеевич" не сделал для изменения паспортного режима на селе ровным счетом ничего, видимо, понимая, что, получив свободу передвижения, крестьяне перестанут работать за гроши. Ничего не изменилось и после смещения Хрущева и перехода власти к триумвирату — Брежневу, Косыгину и Подгорному. Ведь стране по-прежнему требовалось много дешевого хлеба, а получать его иначе, как эксплуатируя крестьян, давно уже разучились. Именно поэтому в 1967 году предложение первого заместителя председателя Совмина СССР и главного ответственного за сельское хозяйство Дмитрия Полянского первыми лицами страны было встречено в штыки.

"Согласно действующему законодательству,— писал Полянский,— выдача паспортов в нашей стране распространяется только на лиц, проживающих в городах, районных центрах и поселках городского типа (в возрасте 16 лет и старше). Те, кто живет в сельской местности, не имеют права на получение этого основного документа, удостоверяющего личность советского гражданина. Такой порядок в настоящее время ничем не оправдан, тем более что на территории Латвийской, Литовской и Эстонской ССР, Московской и Калининградской областей, некоторых районов Казахской ССР, Ленинградской области, Краснодарского и Ставропольского краев и в пограничной зоне паспорта выдаются всем проживающим там, независимо от того, горожане они или деревенские жители. Кроме того, по сложившейся практике паспорта выдаются и гражданам, проживающим в сельской местности, если они работают в промышленных предприятиях, учреждениях и организациях или на транспорте, а также материально-ответственным работникам в колхозах и совхозах. По данным Министерства охраны общественного порядка СССР, число лиц, проживающих сейчас в сельской местности и не имеющих права на паспорт, достигает почти 58 млн человек (в возрасте 16 лет и старше); это составляет 37 процентов всех граждан СССР. Отсутствие паспортов у этих граждан создает для них значительные трудности при осуществлении трудовых, семейных и имущественных прав, поступлении на учебу, при получении различного рода почтовых отправлений, приобретении товаров в кредит, прописке в гостиницах и т. п... Одним из главных доводов нецелесообразности выдачи паспортов гражданам, проживающим в сельской местности, являлось стремление сдержать механический рост городского населения. Однако проведенная в указанных выше союзных республиках и областях паспортизация всего населения показала необоснованность имевшихся на сей счет опасений; она не вызвала дополнительного притока населения из деревни в город. К тому же такой приток можно регулировать и при наличии паспортов у сельских жителей. Нынешний порядок паспортизации, ущемляющий права советских граждан, проживающих в деревне, вызывает у них законное недовольство. Они справедливо считают, что такой порядок означает для значительной части населения ничем не обоснованную дискриминацию, с которой надо покончить".

При голосовании по предложенному Полянским постановлению Политбюро самые маститые его члены — Брежнев и Суслов — проект не поддержали, а не менее влиятельный Косыгин предложил обсудить вопрос дополнительно. А после возникновения разногласий, по заведенному Брежневым порядку, любая проблема снималась с рассмотрения на неопределенное время.

Однако вопрос возник снова два года спустя, в 1969 году, причем поднял его министр внутренних дел СССР Николай Щелоков, столкнувшийся, как и его предшественник Белобородов, с необходимостью организации точного поголовного учета всех граждан страны. Ведь если на каждого паспортизованного гражданина страны в милиции вместе с его данными хранилась фотография, то опознать совершивших преступления гастролеров из сел не представлялось возможным. Щелоков, правда, попытался представить дело так, будто речь идет о выдаче новых паспортов всей стране, в ходе которой можно устранить и несправедливость в отношении крестьян.

"Издание нового Положения о паспортной системе в СССР,— говорилось в записке МВД в ЦК КПСС,— вызывается также необходимостью иного подхода к решению ряда вопросов, связанных с паспортной системой, в связи с принятием новых уголовного и гражданского законодательств. Кроме того, в данное время согласно существующему Положению паспорта имеют только жители городских местностей, сельское население их не имеет, что создает для жителей села большие трудности (при получении почтовых отправлений, приобретении товаров в кредит, выезде по туристским путевкам за границу и т. п.). Происшедшие в стране изменения, рост благосостояния сельского населения и укрепление экономической базы колхозов подготовили условия для выдачи паспортов и сельскому населению, что приведет к устранению различий в правовом положении граждан СССР в части документирования их паспортами. Вместе с тем ныне действующие паспорта, изготовляемые по образцам, утвержденным еще в тридцатых годах, морально устарели, их внешний вид и качество вызывают справедливые нарекания трудящихся".

Щелоков входил в ближайшее окружение Брежнева и мог рассчитывать на успех. Однако теперь уже Подгорный, который голосовал за проект Полянского, выступил резко против: "Это мероприятие несвоевременно и надуманно". И вопрос с паспортизацией колхозников снова повис в воздухе.

Лишь в 1973 году дело сдвинулось с мертвой точки. Щелоков вновь направил в Политбюро записку о необходимости изменения паспортной системы, которую поддержали все руководители КГБ, прокуратуры и органов юстиции. Могло показаться, что единственный раз за всю историю СССР советские правоохранительные органы защищали права советских граждан. Но это только казалось. В отзыве отдела административных органов ЦК КПСС, курировавшем армию, КГБ, МВД, прокуратуру и судебные органы, говорилось:

"По мнению МВД СССР, назрела необходимость по-новому решить ряд вопросов паспортной системы в стране. В частности, предлагается паспортизировать не только городское, но и все сельское население, которое в настоящее время паспортов не имеет. Это касается 62,6 миллиона жителей сельской местности в возрасте старше 16 лет, что составляет 36 процентов к численности всего населения такого возраста. Предполагается, что паспортизация сельских жителей улучшит организацию учета населения и будет способствовать более успешному выявлению антиобщественных элементов. Вместе с тем следует иметь в виду, что осуществление этого мероприятия может повлиять в отдельных местностях на процессы миграции сельского населения в города".

Созданная для подготовки паспортной реформы комиссия Политбюро учитывала интересы всех сторон, работала неспешно и подготовила свои предложения лишь в следующем, 1974 году:

"Полагали бы необходимым принять новое Положение о паспортной системе в СССР, поскольку действующее сейчас Положение о паспортах, утвержденное в 1953 году, в значительной мере устарело и некоторые установленные им правила требуют пересмотра... Проектом предусматривается выдавать паспорта всему населению. Это создаст более благоприятные условия для осуществления гражданами своих прав и будет способствовать более полному учету движения населения. При этом для колхозников сохраняется существующий порядок приема их на работу на предприятия и стройки, т. е. при наличии справок об отпуске их правлениями колхозов".

В результате колхозники ничего, кроме возможности доставать из штанин "краснокожую паспортину", так и не получили. Зато на проходившем в том же 1974 году в Хельсинки совещании по безопасности и сотрудничеству в Европе, где вопрос о правах человека в СССР дебатировался достаточно остро, никто не мог бросить упрек Брежневу, что у него шестьдесят миллионов человек лишены свободы передвижения. А то, что они как работали при крепостном праве, так и продолжали работать за гроши, оставалось второстепенной деталью.

Евгений Жирнов

По постановлению Совета Министров СССР паспорта всем селянам стали выдавать лишь в 1976-81 годы.

http://www.pravoteka.ru/pst/749/374141.html
Постановление СМ СССР от 28 августа 1974 г. N 677
"Об утверждении положения о паспортной системе в СССР"
(с изменениями от 28 января 1983 г., 15 августа 1990 г.)

Совет Министров СССР постановляет:

1. Утвердить прилагаемые Положение о паспортной системе в СССР, образец паспорта гражданина Союза Советских Социалистических Республик *) и описание паспорта.

Ввести в действие Положение о паспортной системе в СССР, за исключением пунктов 1-3, 5, 9-18, касающихся выдачи паспортов нового образца, с 1 июля 1975 г. и в полном объеме - с января 1976 г.

Инструкция о порядке применения Положения о паспортной системе в СССР издается Министерством внутренних дел СССР.

2. Выдачу паспортов нового образца провести с 1 января 1976 г. по 31 декабря 1981 г.

В период с 1 июля 1975 г. по 1 января 1976 г. производить выдачу гражданам паспортов старого образца в соответствии с Положением о паспортах, утвержденным постановлением Совета Министров СССР от 21 октября 1953 г., с учетом последующих его дополнений и изменений.

Установить, что до обмена гражданам паспортов старого образца на паспорта нового образца сохраняют силу ранее выданные им паспорта. При этом десятилетние и пятилетние паспорта старого образца, срок действия которых истечет после 1 июля 1975 г., считаются действительными без официального продления срока их действия до обмена на паспорта нового образца.

Гражданам, проживающим в сельской местности, которым ранее паспорта не выдавались, при выезде в другую местность на продолжительный срок выдаются паспорта, а при выезде на срок до полутора месяцев, а также в санатории, дома отдыха, на совещания, в командировки или при временном привлечении их на посевные, уборочные и другие работы выдаются исполнительными комитетами сельских, поселковых Советов депутатов трудящихся справки, удостоверяющие их личность и цель выезда. Форма справки устанавливается Министерством внутренних дел СССР.

3. Министерству внутренних дел СССР разработать с участием заинтересованных министерств, ведомств СССР и Советов Министров союзных республик и утвердить мероприятия, обеспечивающие проведение работы по выдаче паспортов нового образца в установленные сроки.

Советам Министров союзных и автономных республик и исполнительным комитетам местных Советов депутатов трудящихся оказывать содействие органам внутренних дел в организации и проведении работы, связанной с выдачей паспортов нового образца, и принять меры к улучшению размещения работников паспортных служб, а также к созданию им необходимых условий для обслуживания населения.

4. Обязать министерства и ведомства СССР и Советы Министров союзных республик принять дополнительные меры к выполнению подведомственными предприятиями, организациями и учреждениями постановления ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 25 февраля 1960 г. N 231 "О мерах по устранению канцелярско-бюрократических извращений при оформлении трудящихся на работу и разрешении бытовых нужд граждан" и устранить имеющиеся еще случаи требования от граждан разного рода справок, когда необходимые данные могут быть подтверждены предъявлением паспорта или других документов.

Председатель
Совета Министров СССР
А.Косыгин

Управляющий Делами
Совета Министров СССР
М.Смиртюков

Положение
о паспортной системе в СССР
(утв. постановлением СМ СССР от 28 августа 1974 г. N 677)
(с изменениями от 28 января 1983 г., 15 августа 1990 г.)

I. Общие положения

1. Паспорт гражданина Союза Советских Социалистических Республик является основным документом, удостоверяющим личность советского гражданина.

Паспорт гражданина СССР обязаны иметь все советские граждане, достигшие 16-летнего возраста.

Без указанных паспортов проживают военнослужащие и прибывшие на временное жительство в СССР советские граждане, постоянно проживающие за границей.

Документами, удостоверяющими личность военнослужащих, являются удостоверения личности и военные билеты, выдаваемые командованием воинских частей и военных учреждений.

Документами, удостоверяющими личность прибывших на временное жительство в СССР советских граждан, постоянно проживающих за границей, являются их общегражданские заграничные паспорта.

Иностранные граждане и лица без гражданства проживают на территории СССР по документам, установленным законодательством Союза ССР.

См. текст пункта в предыдущей редакции
...

http://ussr.consultant.ru/doc1619.html
ПОСТАНОВЛЕНИЕ Совмина СССР от 28.08.1974 N 677 "ОБ УТВЕРЖДЕНИИ ПОЛОЖЕНИЯ О ПАСПОРТНОЙ СИСТЕМЕ В СССР"
Источник публикации: "Свод законов СССР", т. 10, с. 315, 1990 г., "СП СССР", 1974, N 19, ст. 109
Примечание к документу: КонсультантПлюс: примечание.
При применении документа рекомендуем дополнительную проверку его статуса с учетом действующего законодательства Российской Федерации
Название документа: ПОСТАНОВЛЕНИЕ Совмина СССР от 28.08.1974 N 677 "ОБ УТВЕРЖДЕНИИ ПОЛОЖЕНИЯ О ПАСПОРТНОЙ СИСТЕМЕ В СССР"

Ссылки по теме:

В. Попов, Паспортная система советского крепостничества
Опубликовано в журнале "Новый мир" 1996, №6
http://magazines.russ.ru/novyi_mi/1996/6/popov-pr.html
http://kc.koenig.ru/aktkbg/KALININ/akkab_01d.htm
Почему крестьян уравняли в правах с остальными гражданами страны более сорока лет спустя после введения в СССР паспортной системы? Потому что такой срок понадобился для переделки русского народа в советский. Этот исторический факт и был зафиксирован в преамбуле Конституции СССР (принята 7 октября 1977 года): “В СССР построено развитое социалистическое общество... Это — общество зрелых социалистических общественных отношений, в котором на основе сближения всех классов и социальных слоев, юридического и фактического равенства всех наций и народностей, их братского сотрудничества сложилась новая историческая общность — советский народ” [47].

В то время как деревни и села России уничтожались, города пухли и индустриализировались без всякого учета их культурных традиций и сбережения экологии. Советская идеология сформировала воистину нового человека, лишенного исторических национальных корней. У него отняли Бога и вложили в руки “кодекс строителя коммунизма”.

Паспорта.
http://www.familytree.ru/ru/advise/pasport.htm

70-летие советского паспорта
http://demoscope.ru/weekly/2002/093/arxiv01.php
включая:

Кронид Любарский, Паспортная система и система прописки в России (Материал с сайта Института прав человека)
http://www.hrights.ru/text/b2/Chapter5.htm

http://ru.wikipedia.org/wiki/Советский_паспорт
Ранее выдача паспортов регулировалась «Положением о паспортах», утверждённым постановлением Совета Министров СССР от 21 октября 1953 года. Его полный текст на текущий момент (май 2007) является секретным. Опубликованной в конце 80-х частью Положения 1953 года был несколько расширен список местностей, где граждане были обязаны иметь паспорта. Кроме городов, районных центров и посёлков городского типа паспорта вводились для рабочих и служащих, проживавших на селе (включая работников совхозов), по всей территории прибалтийских республик, Московской области, ряда районов Ленинградской области и в пограничных районах СССР. Колхозники (общая численность которых всех возрастов, по данным переписи 1970 года, составляла около 50 млн человек, или 20,5 % населения страны), как и ранее, были лишены паспортов и не могли без них покидать место жительства более чем на 30 дней[источник?]. Но и при краткосрочном выезде, например, служебной командировке, требовалось получение специальной справки в сельсовете.

Для паспортизованных граждан был сохранен режим прописки. Прописке подлежали все лица, сменившие место жительства хотя бы временно, на срок выше 3 суток. Вводилось понятие временной прописки (при сохранении постоянной по месту жительства). Паспорт во всех случаях должен был быть сдан на прописку в суточный срок и прописан в городах не позднее 3 суток со дня прибытия, а в сельских местностях — не позднее 7 суток. Постоянно прописаться можно было только при наличии штампа о выписке с предыдущего места жительства.

«Прописаться» и «выписаться» можно было только лично явившись в «паспортный стол» отделения милиции. Эти действия, как и получение выездных виз в ОВИРе, нельзя было совершить по почте, по-этому зачастую образовывались большие очереди. 9 декабря 1992 года постановлением правительства РСФСР № 950 было утверждены временные документы, удостоверяющих гражданство Российской Федерации, которые вкладывались в советские паспорта.
man_with_dogs

8-й Эстонский - "Таллинский" - стрелковый корпус.

В составе корпуса около 80% составляли этнические эстонцы

Одна дивизия, шесть полков и один дивизион корпуса стали орденоносными. Пять раз в честь соединения и частей корпуса салютовала Москва.
Корпус получил почётное наименование «Таллинский». Высоким признанием заслуг корпуса был приказ Народного комиссара (Наркома) обороны СССР И. В. Сталина от 28 июня 1945 года о переименовании его в 41-й гвардейский Эстонский Таллинский стрелковый корпус.

Государственными наградами (орденами и медалями) награждено 20 042 бойца, сержанта, офицера и генерала, среди которых несколько человек удостоено звания Героя Советского Союза.



kurjerskij

Сталин: мечта холопов

Во времена моего отрочества ветеранов Отечественной войны было (вы удивитесь) много больше, чем в наши дни. Более того, они (во всяком случае, те из них, кто попал во фронтовой ад прямо со школьной либо студенческой скамьи) еще являли собой активную часть общества, созидающее поколение. Большинство из них было в здравом уме и твердой памяти, даже из тех, кто пошел воевать постарше. Так что услышать о войне нам довелось немало. Я очень рано начала читать Ремарка, уж не уверена, к пользе ли. Но Ремарк как-то удивительно легко срифмовался в моем юном сознании с разговорами наших фронтовиков. Тихая, трагическая нота звучала в тех речах, и мелкие детали военного быта странно наполнялись философскими смыслами. Стоит прикрыть глаза, настроиться на ту волну, и в памяти что-нибудь зазвучит. Вот сейчас, к примеру, всплывают слова отца, что в летном училище кормили супом из черемши, что от этой черемши они пухли, не наедаясь, что с тех пор он не выносит ее запаха. Или песенка, любимая дядей Николаем: «А утром вызывают в особый отдел: отчего ты, парень, в танке не сгорел? Виноват, товарищи, я им говорю. В следующей атаке обязательно сгорю». Дядя Николай, младший из четверых братьев, «бэби», пошедший на фронт шестнадцатилетним, вправду умудрился не сгореть в танке – за всю войну. Вот только до конца жизни проносил в голове осколок и раньше старших сошел в могилу. Поразительная жизнеспособность мыслящего сословия в том поколении: дядя Николай, как и отец, сделал крупное научное открытие только лишь потому, что война распахнула им, двум младшим, двери в Университет. Прорвались.

Повторюсь: в детстве мы знали немало ветеранов и многое слышали от них. Не слышали только одного: слова «Сталин». Собственно, я начала обращать внимание на это слово только в том возрасте, когда от меня перестали скрывать, кто являлся, по сути, убийцей деда. Лет в двенадцать. А до этого… Не было до этого никакого «Сталина». Война – была, «Сталина» не было. Необходимо отметить, что нарочно его никто не прятал. Помню, мы смотрели со взрослыми вместе какую-то масштабную киноэпопею. Некто усатый с нерусским произношением курил там трубку, сговариваясь с Рузвельтом и Черчиллем. Внимание скользнуло, не задержавшись. Моя семья – не типична? Да, мы, верно, исключение: кровью полили землю до Берлина, а вот «красную собаку», как называл великого вождя дядя Сергей Константинович, за гения не держали.

Быть может, иначе мыслил Лев Николаевич Гумилев, сын великого (тоже расстрелянного) поэта?

Мне слышен был пушек отчетливый стук,
На небе чернели снарядов пути.
И я не отвел каменеющих рук,
Чтоб бросить прицелы и с пушки сойти.


При всем моем яростном неприятии научных взглядов Гумилева – о судьбе его не могу не страдать. Сиротство по вине большевиков, голодная и бесправная юность, два лагерных срока, коммунальные квартиры до старости лет… При всем различии судеб вижу сходство: волчьей хваткой – спасибо тебе, война! – удалось зацепиться за науку. Ровно так же, как и покойным князьям Т. – Андрею Владимировичу и Владимиру Владимировичу. А иначе – осталась бы Академия без всех этих столь различных, но равно блистательных умов. Какая-то прослеживается как раз типичность. Все судьбы – как по одному лекалу. Так вспоминал ли об Иосифе Джугашвили Лев Гумилев, вспоминали ли князья Т? Добрым словом? Отвечать надобно?

И кстати уж о Владимире Владимировиче Т. Помню, восьмидесятые годы, мы, наша веселая младая компания, едем с ним на его автомобиле в Звенигород, на дачу. И Владимир Владимирович (не помню повода) начинает нам рассказывать о своей недавней поездке в глушь, в деревню, к однополчанину-колхознику. «Ну, уж и принимал меня Иван, ну и принимал… - задумчиво, скорей сам себе, цедит сквозь зубы Владимир Владимирович, следя за бегущей лентой дороги. – Всю семью выгнал на сеновал жить, чтоб не побеспокоили. Я было возражать, куда там. В моем де дому однополчане мои – святое!»

Я опередила этим рассказом аргумент о «простых людях», которые, дескать, могли чувствовать иначе. Если фронтовое братство держалось сорок лет – не бредом ли звучит предположение, что эти двое, столичный ученый, князь – и мужик-колхозник ощущали свое общее прошлое по-разному?

Одно они чувствовали, одинаково поднимали стопки – не чокаясь.

Я все вспоминаю, вспоминаю, и вспоминаю… Вот мы, студентки-первокурсницы, забредаем на летней практике в полузаброшенную деревню под Можайском. Два дедушки решают по простодушию, что мы нарочно прибыли из Москвы расспросить об их подвигах. Разочаровать не хватает окаянства. Сидим до вечера, слушаем. Но опять же: ни единого «Сталина» не мелькает в речи. Брали высоту, да. Артобстрел, да. Какой полагался паек, и можно ль было с него таскать ноги и автомат, весьма подробно. Имена полковых командиров, да. Но нет, без усатого. У меня на его псевдоним была хорошая стойка – отметила бы.

Проверяю себя, спрашиваю сестру. Сестра старше на восемь лет. Еще ближе к войне. Нет, и она не помнит, чтоб ветераны ее отрочества говорили об этом человеке.

Если Джугашвили значил так много – отчего все эти повязанные войной и многажды видавшие смерть в глаза люди так легко приняли ХХ съезд? (А ведь некоторые надеялись, что съезд – только начало… Но не о том речь). Кто назовет хоть одну, к примеру, петицию ветеранов о возвращении трупа в мавзолей, или еще какую таковую, настоящую, многотысячную петицию? Не было таких петиций. Уж не беззубого ль Брежнева они боялись, эти люди, которых так опалила война?

Свидетельствую детской своей памятью – ни разу не видела я на народных гуляньях ни портретика, ни плакатика. С тем, с усатым. Или трусами, или предателями вы их, крысы невоевавшие, смеете считать?
Война была – незажившей болью. К связанному с нею относились трепетно, бережно. А вот на дорогое руководство в усатом лице было – глубоко наплевать. Наплевать и растереть. Практически всем.

В лучших песнях тех лет, самых пронзительных и любимых, мы не найдем отражения усатого профиля. «Вставай, страна огромная» (ну, это, положим, вообще из Первой Мировой, однако было принято народным сознанием во Вторую), «Бьется в тесной печурке огонь», «Строчит пулеметчик за синий платочек», «Первым делом, первым делом самолеты», «Где же вы теперь, друзья-однополчане?»… Страшно сказать, но в этих, действительно всенародно любимых песнях, нет не только Джугашвили, но даже не отмечена руководящая роль партии.

А теперь немного арифметики. Моему дяде Николаю, шестнадцатилетнему на войне, сейчас было бы 90 лет. На пожелания каких таких ветеранов нам ссылаются, говоря о необходимости ладить огромные победные плакаты с Джугашвили?

Кто все эти люди?! Кто они, от стариков и старух, пляшущих на площадях 9 мая (обвешанных десятками самых невообразимых «наград») до сидящих в высоких креслах сытеньких важных мужей? Кто дал им право – одним таскаться с портретами в праздничный день, другим решать, какой была она, та война, кого надлежит благодарить за победу?!

Ушло поколение героев. Остались единицы, как правило, уже не переступающие порога своего жилья. Выигравшие войну лишены права голоса, ибо уже не могут его возвысить. Их подвигом прикрываются те, кто не знает: каким концом держать автомат. Из своих спекулятивных целей, из своей холопской мечты, они подсовывают нам «величайшего полководца», не разглядевшего под самым носом намерений Гитлера, сдавшего ему тьму городов, ни во что не ставившего жизнь солдата.

Моя семья поставила под ружье восьмерых, двоих – отдала войне. От их имени (они уже беззащитны) я вправе спросить: кто навязывает им, настоящим победителям, собственные убогие чувства и взгляды? Кто все эти люди?!


Текст: Елена Чудинова
Источник: Русская idea