Category: наука

Category was added automatically. Read all entries about "наука".

Люди меняют свою идентичность

Этничность на пересечении трёх дискурсов: правового, политического и научного. Как описывают понятие этничности примордиалистские теории Юлия Бромлея, Льва Гумилёва и других советских этнографов? В чем особенность конструктивистского взгляда на этнические феномены? Как происходит смена этнической («национальной») идентичности.

Об этом рассказывает доктор исторических наук Сергей Соколовский

«Человеку, прожившему всю эру национализма всю свою жизнь в ней, внутри этой идеологии, представить, что этничность конструируется, очень сложно».

«Списки так называемых «национальностей» у нас от переписи к переписи всегда менялись в зависимости от политической ситуации и степени либерализма организаторов этой переписи».



Источник: ПостНаука

Е. Понасенков: «Никакой идеологии, только наука».



Новая беседа главного редактора информационного портала viva-raphael.com Натальи Арутюновой с историком и режиссером Евгением Понасенковым (16 апреля 2015 г.).

Алгоритм Андрея Зализняка: выдающемуся лингвисту - 80 лет

29 апреля исполняется 80 лет лингвисту, доктору филологических наук, академику РАН Андрею Анатольевичу Зализняку. В этот день в 20:55 на телеканале «Россия К» – премьера документального фильма «Яндекс, Гугл и алгоритм Зализняка».

Андрей Анатольевич Зализняк – лингвист, доктор филологических наук, академик РАН по Секции литературы и языка Отделения истории и филологии. Будучи ученым с мировым именем, Зализняк – человек невероятной скромности. Его друзья рассказывают, что когда-то, в приватной беседе, на вопрос, сколько языков он изучил, он отвечал: 40. А сейчас один из крупнейших ученых современности говорит, что и русского не знает. В документальном фильме «Яндекс, Гугл и алгоритм Зализняка» (29 апреля, 20:55) обо всех достоинствах академика рассказывают его друзья: В. А. Успенский, В. М. Тихомиров, А. К. Жолковский, Б. Н. Любимов, а также Н. Д. Солженицына.

Первое столкновение с лингвистикой у Андрея Зализняка произошло рано – в шестилетнем возрасте: он был отчислен из группы детей, изучающих немецкий язык, за отсутствием способностей. Эту историю лингвисты передают из уст в уста уже как анекдот. А в одиннадцатилетнем возрасте с ним произошла еще одна история, которая и определила тему жизни будущего прославленного лингвиста. Шел 1946-й год, и так случилось, что мальчика одного отправили из голодной послевоенной Москвы погостить на лето к родственникам в западную Белоруссию, в город Пружаны. Как вспоминает Андрей Анатольевич, это место было настоящим скоплением языков: русский, белорусский, украинский и польский, произведший на него самое сильное впечатление своей далекой и непонятной латиницей. Для восприимчивого мальчика, оказавшегося необыкновенно способного к языкам, все это послужило мощным стимулом. С того лета все и началось: латынь, английский, итальянский, испанский... Он учил языки один за другим: играя в дворовый футбол, общаясь с ребятами разных национальностей, отдыхая с друзьями на природе. Андрей Зализняк вспоминает, как в 1951 году он случайно попал в МГУ на I Олимпиаду по литературе и языку, на которой он получил 1-ю премию и 10 томов Пушкина в придачу: «Именно тогда я понял: это может быть «дорогой в жизнь», а не просто любопытством». Потом была II Олимпиада, поступление в МГУ.

«Зализняк – великий ученый и нормальный человек: здравый, положительный, красивый, да еще и везучий», – утверждает лингвист Александр Жолковский. В студенческие годы по обмену он попал в «École normale» – привилегированную школу Франции, основанную еще Наполеоном. Во время обучения в Париже преподавал французским студентам русский язык, и, заметив, что они легко воспринимают логику, придумал свой метод преподавания склонения имен существительных по падежам. С годами эти наработки вылились в систему, классифицированную им в «Грамматическом словаре русского языка». Широта пользования лингвистическими открытиями ученого потрясает. Его морфологическим описанием языковой структуры пользуются все поисковые системы интернета, электронные проверки грамотности. Словарь, составленный Зализняком, стал основой практически для всех компьютерных программ морфологического анализа. «Мы, не задумываясь, пользуемся тем, что сделал Зализняк в языке, как и тем, что сделал Алфёров в физике», – говорит Наталья Солженицына.

Дерзость и масштаб научных задач Зализняка и исчерпывающая полнота их решения потрясают, но ему всегда были интересны такие, в которых изначально известно: будут они решены или нет, неопределенность он не приветствовал. Такой задачей неожиданно для него самого стало изучение новгородских берестяных грамот. Узнав, что их накопилось большое количество, да еще и с неудовлетворительными комментариями, он собрал их все, описал и охарактеризовал, создав на все грамоты анкеты. С высоты знания языкового письма Зализняк показал всю тщательность их написания. Ученый доказал, что ошибок в грамотах не было – или, по крайней мере, их было не больше, чем в любых других документах, а все те, кто говорил о многочисленных ошибках, просто неправильно их читали. В результате всей этой работы им были найдены доказательства подлинности памятника древнерусской литературы – «Слова о полку Игореве» и поставлена точка в острой двухвековой дискуссии. Подробно изучив особенности языка того времени, лингвист выяснил: некоторые речевые обороты, которые были в грамотах, есть и в «Слове», а позднее XIII века они уже не встречаются. Вот так – великое лингвистическое открытие явилось «побочным эффектом» другой работы! В 2007 году «За фундаментальные достижения в изучении русского языка, дешифровку древнерусских текстов, за филигранное лингвистическое исследование первоисточника русской поэзии «Слова о полку Игореве», убедительно доказывающее его подлинность», Андрей Зализняк получил литературную премию Александра Солженицына.

Когда Андрей Анатольевич только делал свои первые профессиональные шаги, лингвистика была экзотикой – как он сам говорит «лингвист был кем-то вроде специалиста по жизни на Марсе». А в 2007 году ученый получил Государственную премию России с формулировкой «За выдающийся вклад в развитие лингвистики» в знак признания его заслуг, которые являются настолько неоспоримыми, что каждый лингвист сегодня считает, что живет в «эпоху Зализняка».

Источник: Россия К

Разоблачённое жульничество: директор школы Ильичева И. (Единая Россия)

Ирина Ильичева

Вот вам бомба! В суде разбили жулика в пух и прах прямо за день до выборов! Вот эта женщина, что на фото к посту, кандидат в депутаты Мосгордумы от «Единой России» по округу №9 Ирина Ильичева, так вот этот кандидат все время врала избирателям, что является кандидатом наук!

Сегодня суд вынес решение удалить из сведений о кандидате Ильичевой отметку, о том, что она является кандидатом наук, ибо ее кандидатскую диссертацию почему-то никто не смог найти! В частности «Диссернет» не нашел никаких следов ее диссертации нигде в природе - ни в Ленинке, ни в вузе, где она защищалась. Следы подделки в ее дипломе о присуждении ученой степени обнаружила независимый кандидат Юлия Галямина, которая выдвигается по тому же округу №9. Юлии большой респект! Прекрасно разоблачила жулика!

Collapse )styazshkin

Нужна ли научная миграция?

Владимир Белотелов, доктор физико-математических наук, доцент кафедры фотоники и физики микроволн физического факультета МГУ, руководитель группы «Магнитооптика, плазмоника и нанофотоника» РКЦ: «На мой взгляд, научная миграция, безусловно, нужна, потому что современная наука глобальна, и, как правило, наиболее сильные и ценные работы, особенно экспериментальные, делаются не одним научным коллективом, а несколькими группами. При этом зачастую бывает так, что эти научные группы из разных стран, поскольку в одной стране есть возможность провести требуемые исследования, в другой — изготовить необходимые для эксперимента образцы и так далее. Как правило, в пределах одной страны такую работу проделать сложно. Это относится не только к эмиграции российских ученых за рубеж, но и к миграции зарубежных ученых из одной страны в другую. То есть это актуально не только для нашей страны, но и для всего мира.

Если говорить про миграцию российских ученых, то, безусловно, она нужна не только для того, чтобы успешно проводить совместные работы между разными группами, но и для того, чтобы наши ученые видели и воспринимали международный опыт организации всего научного процесса, экспериментальной работы, работы со студентами. На мой взгляд, все это очень важно для модернизации нашей науки.

За рубежом научная миграция очень приветствуется, стимулируется и даже в некотором роде является обязательной. Если аспирант немецкого вуза заканчивает работу над своей диссертацией и хочет дальше оставаться в науке, он в обязательном порядке должен уехать за границу и поработать несколько лет в другом университете на постдоковской позиции. После этого он может вернуться в тот вуз, где он защитил свою диссертацию, или работать в другом месте. На мой взгляд, такой опыт очень важен для нас. Было бы хорошо организовать условия для того, чтобы наши студенты или аспиранты уезжали на какое-то время за границу, а затем возвращались уже с новым багажом знаний, с широким кругозором.

Очень важно, чтобы создавались условия, при которых люди, набравшись опыта и проведя какое-то время за границей, хотели бы вернуться обратно. В наше время такие условия кое-где начинают появляться. Я руковожу группой в Российском квантовом центре и на собственном примере вижу, как это происходит. Если мы можем предложить молодому человеку хорошую позицию, возможность работы на современном оборудовании, такой же уровень заработной платы, как за рубежом, то он с удовольствием к нам пойдет. В рамках нашей лаборатории мне удалось немного остановить эту утечку мозгов. То есть люди, которые рассматривали позиции за рубежом, в конце концов пришли к нам, потому что увидели, что можно работать и в России. К сожалению, сейчас пример Российского квантового центра — это практически единичный пример. Если такой подход будет развиваться и дальше, утечку мозгов можно будет остановить.

Виктор Вахштайн, кандидат социологических наук, заведующий кафедрой теоретической социологии и эпистемологии РАНХиГС при Президенте Российской Федерации, профессор факультета социальных наук МВШСЭН: «Выражение «научная миграция» кажется парадоксальным. Оно соединяет в себе два понятия, которые язык университетской бюрократии старательно разводит: «академическая мобильность» и «эмиграция ученых». Мобильность — это хорошо. Студенты и преподаватели проводят время за рубежом, общаются с мировыми звездами, пишут статьи и книги, иногда задерживаются на год-другой, чтобы закрепить свой академический успех. Эмиграция — это плохо. Это утечка мозгов, потеря научных кадров и, как стало модно говорить в последнее время, «ослабление научного суверенитета нашей страны». Так язык академического менеджмента структурирует мир университетской жизни.

Но если мы вынесем за скобки краткосрочные стажировки, поездки на конференции и прочие прелести академического туризма, то черно-белое деление на «академическую мобильность» и «эмиграцию ученых» начнет размываться. Различия между ними — суть различия между «разведчиком» и «шпионом» (если уехал на 5 лет преподавать в Европу — «мобильность», если не вернулся — «эмиграция»). Около трети выпускников шанинского факультета социологии ежегодно уезжают на программы PhD с нескрываемым намерением закрепиться в хорошем европейском / американском университете. Они готовы годами перепрыгивать с постдока на постдок, если это приближает их к заветной цели. Мобильность или эмиграция?

Нежелание возвращаться легко объяснимо. За последние 20 лет в России сформировались два типа университетских систем: патерналистские и карго-культистские. Патерналистские университеты отдают предпочтение «своим», тем, кто прошел все стадии боевого крещения в стенах родного вуза — от защиты диплома до получения кафедры. «Внешние» профессора приветствуются, но не допускаются к ресурсам. В карго-культистских университетах любой западный постдок имеет больше шансов на вертикальную мобильность, чем «свой» новоиспеченный научный кадр — его место в кадровом резерве. Однако и там, и там «возвращенцы» выглядят подозрительно. Это маргинальная страта. В одной системе им не могут простить того, что они уехали, в другой — того, что вернулись (университетская бюрократия состоит преимущественно из бывших ученых, которые точно знают: если вернулся, значит, ТАМ что-то не сложилось, что-то пошло не так, значит, вы неудачник).

В моей картине мира «эмиграция ученых» — несомненное благо. Никто не знает, что было бы с социологией, если бы не массовое переселение научных кадров из Европы в США в середине ХХ века. (Как бы цинично это ни прозвучало, личные жизненные трагедии ученых-эмигрантов обернулись благом для дисциплины в целом). Если бы не приход к власти Пиночета и не эмиграция двух чилийских биологов, социальные науки были бы иными — у нас бы сегодня не было теории аутопойезиса. Et cetera.

Эмиграция плохо различима в бюрократической оптике — она прочно маскируется под академическую мобильность. Не замечать ее оказывается трудно в тот момент, когда становятся отчетливо различимыми «интеллектуальные диаспоры» за рубежом, а также «институты поддержки», созданные специально для воспроизводства таких диаспор. Но это всего лишь гипотеза, которую, впрочем, при сохранении наметившихся тенденций скоро можно будет проверить эмпирически».

Алексей Акимов, кандидат физико-математических наук, руководитель группы «Квантовые симуляторы» Российского квантового центра, преподаватель МФТИ, сотрудник ФИАН, исследователь в Harvard University: «Научная миграция нужна для того, чтобы перемешивать различные научные школы, чтобы знание вместе с людьми переносилось из разных мест, изучение различных вопросов проходило более интенсивно. Такой обмен знаниями крайне полезен для перемещения идей из одних областей в другие и для более эффективного развития науки.

Я довольно длительное время работал в Гарварде, и это очень мне помогло, оказало положительное влияние на эксперименты, которые я проводил. Тот опыт, который я приобрел, был очень полезен. Он оказал большое влияние на мои исследования и на ту область знания, которой я занимаюсь. Благодаря этому я немного изменил направление своей деятельности, начал заниматься чем-то более интересным.

В научной миграции есть и отрицательные моменты. Безусловно, очень плохо, когда мы что-то отдаем и ничего не получаем взамен. Важно, чтобы процесс миграции не был односторонним, а представлял собой перемешивание, чтобы люди приезжали и уезжали, оставляя свои знания. Тогда этот процесс позитивный. Таким образом, люди могут обмениваться идеями, быстрее развиваться. А если только отдавать знания, то получится, что ученые будут просто работать на другие группы.

С другой стороны, если пытаться остановить процесс миграции, не давать людям уезжать, то мы не будем получать новые идеи, будем ограничены рамками своей школы, своих представлений, не сможем получать знания и идеи от других школ. Чтобы наука смогла выжить, нужно признать миграцию, но стараться сделать так, чтобы она была двусторонней, чтобы люди и уезжали, и приезжали».

Источник: ПостНаука

Венера — планета «белой расы»

С сожалением констатирую, как незаметно наше публичное пространство все более и более окрашивается в коричневые тона. Расисты и фашисты разных мастей словно нащупывают пределы того, насколько далеко можно пойти — а пойти, оказывается, можно довольно далеко. Постил я тут рекламу «Инфолайна», но его реклама кажется детским лепетом по сравнению с тем, что открыто публикуется под видом «современной литературы». Вот наткнулся я на образец современной «русской фантастики» — дилогию Александра Прозорова под прозрачным названием «Планета белой расы». Ничего не буду от себя добавлять, просто приведу тут аннотации книг.

Итак, Александр Прозоров, роман «Вольный стрелок» (М.: Астрель, 2012). Аннотация: «Что может объединить в современной России талантливого, но скромного ученого и богатого бизнесмена? Только великая идея. Идея грандиозная и безумная — колонизация Венеры. Эта далекая планета скоро станет новой родиной человечества. Но поселятся там только избранные — лишь представителям белой расы будет открыт путь на Венере. Эта планета станет прибежищем для всех, кто устал от жизни в городах, переполненных мигрантами, где царит этническая преступность и на глазах разрушается привычная культурная среда. Эти люди станут первопроходцами нового мира».

Далее: Александр Прозоров, роман «Профессия: шерп» (М.: Астрель, 2013). Аннотация: «Русский миллиардер Семен Топорков и талантливый ученый Денис Тумарин объединились, чтобы осуществить небывалый прорыв в истории человечества. Строится космический корабль, чтобы не только долететь до Венеры, но и заселить ее землянами. По замыслу создателей грандиозного проекта, на Венеру переселятся те, кто устал от Земли с ее межнациональными и межрелигиозными проблемами. Это будет Планета белой расы... И есть условие: руководить научной стороной проекта и всей жизнью в Новой Колыбели Человечества будут только верующие христиане. По желанию будут допущены и все остальные, но именно христианство будет основой сосуществования Планеты белой расы и технического прогресса нового общества. Стоит ли удивляться, что у такого проекта сразу появилось много коварных врагов?»

Довольно прозрачно, кажется, указано, кто создает «межнациональные и межрелигиозные проблемы», не правда ли? Вызывает много вопросов издательская политика «Астрели». И еще эти книги распространяются вполне себе респектабельными Озоном и Перекрестком (Е5)...

Текст: Ахмет Ярлыкапов


Стать нашим сторонником и подписаться на важные события на нашем сайте: russiaforall.ru
Записывайтесь в наше сообщество: russiaforall
Подписывайтесь в Фэйсбук
Добавляйтесь ВКонтакте

Гражданская нация не отменяет культурного многообразия

«О постсоветской идентичности: кто мы?». Лекция академика РАН Валерия Тишкова на историческом факультете МГУ, 26 ноября 2013. О постъякобинском понимании гражданской нации.



Стать нашим сторонником и подписаться на важные события на нашем сайте: russiaforall.ru
Записывайтесь в наше сообщество: russiaforall
Подписывайтесь в Фэйсбук
Добавляйтесь ВКонтакте

Худшие опасения режима сбываются - протест усиливается по всем направлениям

Учёные перестали молчать и организовали митинги по всей России:

IMG_9906

Власти два раза отказывали организаторам митинга в защиту академической науки России в проведении акции на площади Революции. В итоге профсоюз РАН, а также другие представители научной общественности все же провели митинг на Суворовской площади 10 сентября.

Ученые выступили против принятия Госдумой (нижняя палата парламента начинает свою работу 10 сентября) законопроекта № 305828-6 «О Российской академии наук, реорганизации государственных академий и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», принятие которого, по мнению самой просвещенной части нашего населения, приведет к разрушению фундаментальной науки, ликвидации институтов, массовым увольнениям. Особую обеспокоенность вызывает судьба коллективов научно-исследовательских институтов, управление которыми предполагается передать чиновничьим структурам.

Людей пришло действительно очень много, свидетельствует yaroslavn, видимо, ученые понимают, к чему идёт. Они единогласно проголосовали за резолюцию или полной отмены законопроекта, возвращения его в Думу, или за внесение множества изменений в него, которые бы нивелировали весь вред для российской науки, происходящий из данной "реформы".

Подобные выступления ученых, пишет «Росбалт», уже прошли в Новосибирском академгородке, Владивостоке, Санкт-Петербургском, Карельском, Бурятском научных центрах.

Collapse )

Записывайтесь в наше сообщество: russiaforall
Подписывайтесь в Фэйсбук
Добавляйтесь ВКонтакте
Наш сайт: russiaforall.ru

Наша история — самая красивая

Для спекуляций на исторические темы сейчас благоприятное время. На них большой спрос. Авторы подобных спекуляций, безусловно, скажут вам, что тем самым укрепляют «патриотическое сознание». Ну, а лучшего средства для воспитания патриотизма, чем искажение реальной истории, придумывание сказок и мифов, они найти не в состоянии.


Святорусский рай и геополитические противники

Одним из наиболее популярных деятелей такого рода является Валерий Шамбаров, постоянный автор ряда охранительных сайтов. Его писания охватывают все периоды истории России. Вот небольшой перечень только части его публикаций на сайте «Файл-РФ»: «Блеск Гардарики во мраке Средневековья», «Главная тайна ордынского ига», «Тайные корни русской Смуты», «Почему разогнали Учредилку?», «Предательство в Бресте». Все они имеют целью доказать, что Россия всегда была самой развитой и культурной страной в мире, всё русское неизмеримо лучше и выше зарубежного, а то плохое, что случалось в истории России, было вызвано исключительно происками её врагов.

Ссылку на статью «Блеск Гардарики во мраке Средневековья» в моём блоге один из друзей откомментировал весьма точно: «Поток сознания, не отягощённого знанием». Действительно, по Шамбарову выходит, что Древняя Русь не знала ни социальной борьбы, ни несправедливости и жестокости со стороны власти, в ней царили мир, благородство и трогательное согласие. Видимо, сей «историк» не знает ни о мощных восстаниях городских низов в Киеве в 1068 и 1113 годов, ни о том, что Ярослав «Мудрый» с помощью наёмных викингов перебил несколько десятков уважаемых граждан Новгорода, предательски пригласив их к себе на пир, ни о многочисленных княжеских междоусобицах, заканчивавшихся иной раз калеченьем пленного противника (ослепление князя Василька в 1097 г.). Да и история святых Бориса и Глеба сама по себе говорит о многом. Но и о ней «историк» Шамбаров благополучно забывает, когда нужно доказать недоказуемое.

«Главная тайна ордынского ига» заключается, разумеется, в том, что полчища Батыя были, оказывается, «объектом манипуляции со стороны могущественных финансово-торговых сообществ». Вечный всемирный заговор банкиров, направленный против Святой Руси... Он же в конце концов привёл к революции начала ХХ века (статья «Кто «заказал» Россию революционерам»). Да, и ещё геополитические противники — любимое ныне у охранителей словосочетание! Они, уверяет нас Шамбаров, подготовили Смуту начала XVII века. А в самой Руси, естественно, и в помине не было ничего, что могло вызывать недовольство народа... Во всём виноваты враги — внешние, явные, да внутренние, скрытые. «История» в изложении Шамбарова учит всюду искать и находить происки врагов и только ими и объяснять исторические события.


Приходские школы это вам не университеты какие-то!

Совсем недавно упомянутый автор разразился публикацией «Правда Руси. Кто же от кого отставал?», в которой свёл воедино ряд своих прежних выступлений, призванных доказать, что России незачем было учиться у Запада наукам и искусствам. У нас всё это было своё, причём неизмеримо более высокого качества. Правда, даже те редкие факты, которыми Шамбаров пытается обосновывать своё мнение, относятся преимущественно ко второй половине XVI-XVII веку. То есть времени, когда Россия начала систематически перенимать многое у Запада как раз таки в целях ликвидировать собственную отсталость.

Вот образчик его «доказательств»: «Школы в Московской Руси стал создавать еще Иван Грозный, в 1550 г. Стоглавый Собор указал на необходимость «грамоте учиться». Эти школы действовали при храмах, монастырях и давали общее образование, достаточное для своей эпохи». Серьёзное свидетельство того, что «по уровню науки, искусства, культуры наша страна ничуть не уступала другим современным ей державам»... А как быть с тем, что в Западной Европе университеты создавались с XII века и к указанному времени их в любой европейской стране было уже несколько десятков? Это для Шамбарова не аргумент.

Тем более, что в другой своей статье он заявляет вопреки всем историческим фактам следующее: «Эти университеты очень отличались от нынешних учебных заведений. В них изучали богословие, юриспруденцию и в некоторых — медицину. Естественных наук в университетах не было. Проходили, правда, физику. Но она (наука об устройстве природы) считалась гуманитарной, и зубрили её по Аристотелю. А в результате университеты плодили пустых схоластов да судейских крючкотворов». Может быть, это о XIII веке, для которого действительно можно ещё допустить нечто похожее? Нет, названными чертами, по мнению Шамбарова, характеризуется европейская наука XVI-XVII столетий! А как же Кеплер, Галилей, Торричелли, Паскаль? О них Шамбаров, ничтоже сумняшеся, пишет: «Их действительно были единицы», и перечисляет некоторые известные имена. Превосходно! Но ведь в тогдашней России даже и единиц учёных-естественников в те времена не было! Однако про это Шамбаров, увлекшись обличением европейского «варварства», забывает.

Вернёмся к статье «Правда Руси. Кто же от кого отставал?». Очень забавляет фраза про образование, «достаточное для своей эпохи». В Европе за несколько лет перед тем вышла книга Коперника «Об обращении небесных сфер», у нас же и близко ничего не было. Так что «достаточное для своей эпохи» образование в России сильно уступало по уровню тогдашнему европейскому, чего Шамбаров, конечно же, никогда не признает. Ну, а о том, что ещё в конце XV века в России были заживо сожжены первые русские учёные, обвинённые в «жидовской ереси» за то, что читали и переводили на русский язык книги по астрономии и алхимии, Шамбаров тоже «не знает».


Как делают идиотами

Вот ещё характерная фраза: «Издревле на Руси существовала и математика. Причем своя, вытесненная впоследствии европейской». Видимо, особенность «святой Руси», по Шамбарову, в том, что дважды два в ней не обязательно должно равняться четырём.

А вот самый перл. «Разве наши предки хоть в какой-нибудь области отставали от западных стран? Выясняется — нет! Мы восхищенно читаем о европейских мореплавателях, о великих открытиях, путешествиях. Но остается за кадром, что русские поморы проложили путь в Англию на полвека раньше, чем англичане доплыли до России. Именем погибшего голландского исследователя Баренца названо море. Но осталось за кадром, что он «открывал» края, давным-давно освоенные русскими. Погиб при «открытии» Новой Земли, куда поморы ходили регулярно, не считая это чем-то особым и героическим. Они и спасли остатки экспедиции Баренца, потерпевшие крушение и умиравшие на Новой Земле».

По такой логике чукчи и эскимосы были развитее пришедших туда русских землепроходцев, так как задолго до Семёна Дежнева знали, что между Азией и Америкой существует пролив. Да и все вообще туземные народы Сибири были развитее русских, так как раньше их знали про великие реки Енисей, Лену, Амур. А индейцы, безусловно, развитее европейцев, так как задолго до Колумба открыли Америку. Австралийские аборигены — тоже, так как приплыли в Австралию ещё десятки тысяч лет назад... Чтобы «обосновывать» развитость народа знанием им страны собственного проживания — для этого необходимо держать своих читателей за полных идиотов.


Когда цель — угодить

Можно было бы не уделять столько внимания творчеству автора, не владеющего ни логикой, ни методикой научного анализа, если бы не одно обстоятельство. Уж очень точно ложатся его «исторические» изыски в русло процветающего казённого ура-патриотизма, которым в последнее время стремятся вытеснить научную мысль отовсюду, особенно из исторической науки. Если будет осуществлён грозящий Академии наук разгром, то «нашествие мифотворцев» легко сменится их «игом». Таких горе-историки будут не просто хорошо продаваться, они будут задавать тон, доминировать.

Печальнее всего, что такой подход готовы перенять и некоторые статусные историки. Когда смерть как хочется угодить в мейнстрим, будешь отстаивать глупости не меньшие, чем пресловутый Шамбаров. Так, автора этих строк почтенный профессор одного из крупнейших университетов России убеждал на полном серьёзе в том, что Российская империя не проиграла ни одной войны, включая Крымскую и Японскую. А главный научный сотрудник Института истории РАН Владимир Лавров предложил, под предлогом «экстремизма», запретить свободный доступ к изучению трудов Ленина... Что ж, можно быть уверенным, что даже при полном уничтожении академической науки (а особенно благодаря ему) эти учёные останутся на коне...

Текст: Ярослав Бутаков


Записывайтесь в наше сообщество: russiaforall
Подписывайтесь в Фэйсбук
Добавляйтесь ВКонтакте
Наш сайт: russiaforall.ru