Category: политика

Category was added automatically. Read all entries about "политика".

Отпустите духи предков!

Герман Садулаев: «Осетинское лобби продавило даже изменение Конституции страны в угоду своим псевдоисторическим фантазиям. Я очень груб с осетино-аланской фальсификацией, но только потому, что она стала официозной».
https://russiaforall.ru/blogs/1513560129

День обновления российской государственности

Это самый важный праздник для нашей страны, для нашего государства. 12 июня 1990 года Первым Съездом народных депутатов РСФСР была принята Декларация о государственном суверенитете Российской республики.
http://russiaforall.ru/news/1497441454

Телеканал «Спас» разъясняет | Блоги

Хотелось бы узнать поподробнее, почему на православном телеканале «Спас» ведущие говорят «мусульманин и еврейский банкир», но не говорят «арабский юрист и еврейский банкир»? И какое значение это имеет для характеристики политических убеждений?
  • muza26

Григорий Явлинский: Как Примаков стал премьером

Оригинал взят у muza26 в Григорий Явлинский: Как Примаков стал премьером
["Ведомости" в пятницу прислали Григорию Явлинскому вопросы о Примакове для большого материала о покойном. В текст, опубликованный в сегодняшнем номере, вошло не всё, поэтому публикую интервью целиком здесь. Интересно, почитайте]

Весной 1998 года Борис Ельцин освободил Виктора Черномырдина от должности премьер-министра и пытался провести через Думу назначение премьером Сергея Кириенко. Ситуация была конфликтная - коммунисты, у которых была большая фракция, были категорически против.

В апреле, в Думе во время личного разговора с Примаковым я ему сказал: "Евгений Максимович, похоже, вскоре вам придется стать премьером". Он стал отказываться, не слишком всерьез воспринимая наш разговор. "Вот вы увидите, скоро сложится ситуация, когда другого решения не будет", добавил я. На этом и распрощались.

В августе произошел кризис. Правительство объявило девальвацию и дефолт одновременно. (Что было странно: кризис преодолевается либо с помощью девальвации, либо с помощью дефолта. Но чтобы и то и другое…)

Обстановка была очень напряженная. Ельцин пытался вернуть на пост премьера Черномырдина. Дума категорически возражала. Предложения выдвигались самые разные, в том числе и экзотически. Например, предлагалось официально приравнять рубль к американскому доллару (т.е. сделать рубль всего лишь заменой долларам в обращении), пригласить в правительство аргентинского экономиста Доминго Ковальо...

В самом конце августа на совещании у Ельцина я выступил с предложением назначить на пост премьер-министра Примакова, аргументируя это тем, что Примаков является единственной фигурой, которая устроила бы и Ельцина, и коммунистов. Когда я назвал эту фамилию, Ельцин задумался на минуту, посмотрел на Юмашева и спросил: а мы почему не обсуждали эту кандидатуру? Юмашев что-то пробормотал. Никто из присутствовавших лидеров фракций тогда это предложение не поддержал, и на этом обсуждение моего предложения тогда закончилось.

После совещания Юмашев разыскал меня и попросил подробно объяснить, почему я предложил Примакова. Я сказал, что его фигура в этой политической ситуации имеет два уникальных достоинства: во-первых, ему полностью доверяет Ельцин - Примаков был руководителем СВР, а теперь министр иностранных дел, - а в тоже время его, безусловно, поддержат коммунисты. Во-вторых, он советский академик, человек осторожный, без экономических амбиций - он, скорее всего, ничего радикального предпринимать не будет, а с моей точки зрения, если сейчас экономику не трогать, она через полгода поднимется. Юмашев сказал, что подумает.

Потом у меня был отдельный разговор с Ельциным, и я вновь подробно объяснил свою позицию. Появилось ощущение, что Борис Николаевич склоняется к такому решению.

Потом я выступал в Госдуме и активно предлагал Примакова.

Сам Примаков впоследствии избегал темы назначения.

- Кто был против?

СПС, праволиберальные политики, всё это политическое направление и крупный бизнес. Они меня очень критиковали за это предложение.

- Как с ним работалось? Известно, что он предлагал Вам пост вице-премьера, почему Вы не согласились?

- Мы были хорошо знакомы, но я лишь однажды непосредственно с ним работал - весной 1991 года. Это был сложный и противоречивый опыт.

В сентябре 1998 года, когда его назначили премьером, Примаков предложил мне пост вице-премьера по социальным вопросам, предварительно сформировав правительство, в которое вошли Юрий Маслюков, Геннадий Кулик, Виктор Геращенко... Я ему сказал, что это невозможно, потому что состав такого правительства, с такими госплановскими "экономистами" на ведущих позициях для меня неприемлем. Было ясно, что в таком виде это будет что-то очень советское и недолговечное.

Как я и предполагал, этим правительством решались только частные и личные задачи, а с точки зрения макроэкономики они не принимали никаких серьезных решений, - и экономика стала выходить из нокдауна.

Другие члены «Яблока» не вошли в правительство потому, что мы никогда не считали Примакова своим союзником, политически это был для нас совершенно чужой человек. Мы инициировали и поддержали его назначение, поскольку считали, что в тот момент это было объективно необходимо для страны, но для нас Примаков никогда не был политическим союзником.

Особенность той ситуации была в том, что именно такая фигура как Примаков была остро востребована моментом, вне зависимости от того, как мы к нему относились политически. Назревал очень серьезный политический кризис, который бы на фоне экономического кризиса мог привести к тяжелым последствиям. Назначение Примакова было как бы наркозом для перевозбужденного общества, и гражданского столкновения не произошло.

- Как происходило снятие Примакова? Как Дума реагировала?

Весной 1999 года коммунисты потребовали импичмента Ельцина. Как премьер-министр Примаков импичмент поддержать не мог, но и особо возражать не хотел. Внятной позиции по импичменту он так и не занял. С самого начала Примаков был в положении сидящего на двух коленях - одно колено было Ельцина, второе - коммунистов. Когда начался импичмент, колени разъехались, и он "провалился".

Источник: https://vk.com/yakovlev.igor?w=wall27258495_86%2Fall


К. Хуртаев (ВМСМ): сблизить молодежь разных национальностей

Воспитание общероссийской гражданской идентичности является важнейшей задачей государственной национальной политики в соответствии с указом президента РФ №1666 от 19.12.2012 «О стратегии государственной национальной политики в Российской Федерации до 2025 г.».

«Я глубоко убежден, что эта задача может быть решена только посредством выстраивания системной работы в вузах и школах, через которые проходят все молодые люди», – такое мнение высказал представитель московского штаба ОНФ, председатель общественного движения «Всероссийский межнациональный союз молодежи» Кантемир Хуртаев.

Он отметил, что сегодня образовательные организации самостоятельно, кто как может, занимаются воспитанием общероссийской гражданской идентичности. Какие-то образовательные учреждения вообще оставляют эти вопросы за скобками. Между тем важно разработать единые методики, которые содержали бы наиболее успешные практики, были понятны и близки молодежи. Необходимо создать стратегию воспитания общероссийской гражданской идентичности, включающую в себя «дорожную карту» для вузов и школ в решении этой важнейшей задачи. Основой для работы по воспитанию гражданской идентичности в вузах могут стать интернациональные структуры студенческого самоуправления, развитие которых является одной из задач государственной национальной политики в сфере образования.

Как пояснил Кантемир Хуртаев, речь идет о создании на базе вузов системы студенческих организаций (клубов по интересам), главной задачей которых будет знакомство и сближение молодежи разных национальностей. Такие структуры могли бы представлять собой одну из форм общественной самореализации учащихся. Их представители будут договариваться об общих правилах поведения и взаимоотношений студентов разных национальностей, заниматься разработкой и реализацией проектов, направленных на укрепление межнационального мира и согласия.

«Считаю важным наладить тесное взаимодействие с молодежными общественными и национальными организациями. Продолжением этого сотрудничества станет совместная работа по поиску успешных практик и методик в направлении воспитания общероссийской гражданской идентичности, поддержка перспективных молодежных проектов», – отметил Хуртаев.

По его словам, одним из направлений такой работы могла бы стать организация цикла встреч студентов
московских вузов с известными общественными деятелями, учеными, политиками и спортсменами из числа доверенных лиц Владимира Путина. В ходе встреч будут обсуждаться самые злободневные вопросы государственной национальной политики. Результаты такого общения могут лечь в основу wiki-докладов по самой разной тематике.

«Также я бы предложил создать Центр мониторинга и профилактики межэтнической и межконфессиональной напряженности, отслеживающий блогосферу и социальные сети с целью выявления очагов напряженности, информации о произошедшем конфликте либо готовящихся акциях. Привлечение к его работе широкого круга экспертов поможет решить эти проблемы на начальном этапе», – подчеркнул представитель московского штаба ОНФ.

В целом сегодня важно обобщить существующие успешные практики воспитания общероссийской гражданской идентичности в молодежной среде, которые есть в регионах. Этот позитивный опыт должен стать достоянием, если хотите – базой, для работы органов государственной власти, занимающихся реализацией национальной и молодежной политики, заключил Хуртаев.


Источник: Общероссийский народный фронт

Агентство по делам национальностей: взгляд из Татарстана

Накануне президент РФ Владимир Путин подписал указ о создании федерального агентства по делам национальностей. О необходимости такой структуры, которая бы отвечала за межнациональные и этноконфессиональные отношения большой страны, давно говорили в Татарстане. Проект долго готовился в недрах правительства Дмитрия Медведева, а указ о создании агентства президент Владимир Путин подписал накануне, 31 марта. [...]

У НАЦИОНАЛЬНЫХ МЕНЬШИНСТВ НЕ ДОЛЖНО БЫТЬ НЕПРИЯТИЯ ФЕДЕРАЛЬНОГО ЦЕНТРА
Интересно, что еще в 2011 году масштаб намерений в сфере национальной политики выглядел существенно больше. Будучи в статусе премьер-министра, Путин в эфире прямой линии всенародно обещал подумать о воссоздании в России министерства по делам национальностей.
О том, что в стране нужно возрождать именно министерство национальной политики, упраздненное, кстати, на второй год президентства Путина (в октябре 2001 года), неоднократно говорил и экс-лидер Татарстана Минтимер Шаймиев. В том же 2011 году он высказывал мысль, что «министерство по делам национальностей должно появиться», но это будет «рабочий орган, который должен проводить в жизнь политику, исходящую непосредственно от президента страны».
«Хочу подчеркнуть: президент избирается всеми народами Российской Федерации и обязан исходить из их интересов, — объяснил свою позицию Минтимер Шарипович. — Следовательно, у национального меньшинства не должно появляться чувство неприятия того, что делается в этой сфере федеральным центром».
По мнению бывшего президента Татарстана, бремя национальной политики помимо правительственной структуры могло бы быть возложено на верхнюю палату российского парламента — Совет Федерации, роль которого «можно усилить». С этим, кстати, была согласна и глава Совфеда Валентина Матвиенко, публично заявившая, что минрегион не способен отвечать «за дыры в национальной политике».
Тем не менее в 2011 году все благие пожелания в национальной сфере натолкнулись на позицию в то время президента РФ Дмитрия Медведева, считавшего, что создание миннаца только раздует бюрократический правительственный аппарат.
Вакуум в сфере национальной политики образовался, как уже было сказано, в 2001 году — 16 октября было официально ликвидировано министерство по делам федерации, национальной и миграционной политики РФ — как «советский рудимент». Функции распущенного правительственного органа распределили между тремя министерствами — внутренних дел, иностранных дел, а также экономического развития и торговли. Также куратором национальных вопросов в 2001 - 2004 годах оставался министр «без портфеля» Владимир Зорин.
В 2004 году всю пеструю национальную политику попытались взять на себя чиновники из министерства регионального развития РФ. Здесь и был создан департамент межнациональных отношений, включающий отдел этнокультурного развития, отдел анализа межнациональных и этноконфессиональных отношений, которым руководил Журавский. Спустя 10 лет, в 2014 году, минрегионразвития было ликвидировано, а национальные вопросы передали в ведение минкульта во главе с Владимиром Мединским. Под его начало и перешел Журавский.

«СИТУАЦИЯ НАПОМИНАЛА РАСТОПЫРЕННЫЕ ПАЛЬЦЫ»
Леокадия Дробижева — руководитель центра исследования межнациональных отношений федерального государственного бюджетного учреждения науки Институт социологии РАН, член совета по межнациональным отношениям при президенте России:
— Дело в том, что тот департамент, который был в составе министерства культуры, практически должен был заниматься тем, чем должно будет заниматься это агентство. Но это была совершенно эфемерная структура. Мне довелось быть на отчетном заседании минкультуры, когда отчитывались за 2014 год. Конечно, выступление Журавского было очень толковым, хорошим, выделялось среди других. Но эта была второстепенная тема для всего министерства культуры, а сидело там около 200 человек. Всего в этом департаменте было меньше двух десятков людей. Практически у нас была ситуация, когда везде по решению правительства и по указанию президента в региональных структурах в республиках, областях, краях были созданы специальные подразделения, которые занимались межнациональными отношениями, в обязанность которых включалась организация мониторинга по межнациональным отношениям, то есть это постоянное наблюдение и анализ. Второе указание было довести эти структуры, занимающиеся конкретными проблемами, конфликтами, до местного самоуправления. Представляете? Там стали создавать такие структуры, мы уже фиксировали их деятельность по стране. Но у них не хватало финансов, но все-таки они начали работать. А вот верхушки, которая бы объединяла все это для координации и для какого-то импульса деятельности, реально не было. Департамент министерства культуры был нереально малым подразделением, и это была реальная проблема. При правительстве тоже есть комиссии, которые регулируют межнациональные отношения, но они регулируют только с точки зрения выделения финансов. Это важная структура, но она тоже не имеет под собой какого-то реального подразделения, которое бы имело отношение к управлению. Поэтому вся эта структура была как бы колеблющаяся, она была эфемерная, реальность только на местах. И вот созданием этого федерального ведомства появляется реальная возможность практического управления.
Вы спросили про конфликты. И вот представьте, когда в минкульте работают два десятка человек, а в регионе возникает ситуация, которая требует регулирования, как было в Кондопоге. Уехал туда Журавский. И что дальше? Дальше реализовывать выводы по урегулированию конфликта некому, нет структуры, нет людей. По поводу Кондопоги шли споры, их надо было как-то разрулить, понять. Например, когда туда приезжали чиновники, они спрашивали: «Почему там произошел конфликт? Ведь там же люди живут неплохо, это не самая плохая территория, уровень удовлетворенности, материального благополучия не самый плохой, территория не такая многонациональная. Почему произошел этот конфликт?» Но если бы они имели возможность заранее, как только получили информацию о конфликте, использовать даже научные данные, то они бы поняли, что дело не только в материальном благополучии. В Татарстане уровень благополучия тоже лучше, чем в других регионах. А проблемы бывают тогда, когда меняется этот уровень благополучия, когда динамика меняется и когда в одной этнической группе эта динамика позитивная, а в других — остановилась или даже понизилась. Это когда люди оценивают себя в сегодняшней ситуации: мне, может, и хорошо, но другому лучше. Например, франко-канадцы и англо-канадцы — все небедные люди. А почему-то франко-канадцы хотят быть такими же, как и англо-канадцы. Такими же! То есть они сравнивают не просто благополучие и статус, а сравнительный статус. Так вот наблюдать за сравнительным статусом могут только центральные и региональные структуры вместе с учеными. Тогда можно что-то передать, что нарабатываемо в науке.

Генрих Мартенс — президент федеральной национально-культурной автономии российских немцев, член совета по межнациональным отношениям при президенте РФ:
— Первая главная функция нового агентства — это формирование государственной национальной политики — в реальности, на практике. Вторая — разработка различных национальных программ. Ведь есть народы, не имеющие своей территории, на них должны быть ориентированы отдельные программы. У русского народа тоже должна быть своя отдельная программа. Третье направление — это мониторинг эффективности национальной политики в регионах. Мониторинг полученной информации, обобщение материалов научными силами и представление президенту и правительству реальной ситуации с выводами и конкретными предложениями. Как в больнице — есть термометр, который замеряет температуру: если у кого-то температура высокая — собирается консилиум, принимается решение, что делать. Точно так же и здесь — измеряется температура по регионам...
Какие еще должны быть направления работы? В обязательном порядке, повторюсь, это русский народ, его делами должен заниматься отдельный департамент или какая-то иная структура, потому что, когда занимаются всеми остальными народами, кроме русского, возникает дефицит, вакуум. И тогда появляются люди, которые говорят, что на русский народ не обращают внимания.
В обязательном порядке еще должно быть представлено направление, которое будет заниматься народами, не имеющими своих национальных территорий. Допустим, те народы, которые имеют республики в составе России, могут издавать литературу на своем языке, учебники, проводить преподавание на своей территории на национальном языке. А народам, которые не имеют своих территорий (к примеру, полякам, немцам, евреям, корейцам), делать это гораздо сложнее. У немцев Поволжья когда-то была своя территория, но о возврате к ней говорить, конечно, очень сложно, здесь должна быть политическая воля. Поэтому заменой территории служит институт национальной культурной автономии. Под это должны закладываться определенные бюджеты с участием федералов и регионалов. Без бюджета, без программы, без возможностей это больше напоминает воздушный шарик.
Эта работа не должна замыкаться только на национальную культуру. У нас ведь обычно два Т — либо танцы, либо танки. Либо мы танцуем, проводим бесконечные фестивали и дни культуры, а потом наступает кризис, война или чрезвычайное положение, ОМОН разгоняет протестующих... Это мне напоминает огромное поле, с одной стороны которого танцуют, а с другой сосредоточились танки. Но ведь поле надо засеивать, надо со всем полем работать. И эта работа должна быть повседневной, кропотливой. Вот в этом мне видятся задачи федерального агентства по делам национальностей.
При таком органе обязательно должен существовать общественный консультативный совет, где национальные сообщества могли бы взаимодействовать с государством, вносить свои предложения. Это должен быть исполнительный орган в отличие от консультативного совета при президенте, в состав которого я вхожу. В общем, все усилия по делам национальностей надо собрать в один кулак. А то нынешняя ситуация мне больше напоминала растопыренные пальцы: одна структура — в составе минобразования, другая — при администрации президента. Когда много структур, очень сложно понять, на ком лежит конечная ответственность.

«РОССИЮ ХОТЯТ ВЗОРВАТЬ С ПОМОЩЬЮ НАЦИОНАЛЬНЫХ ПРОТИВОРЕЧИЙ»
Богдан Безпалько — замдиректора центра украинистики и белорусистики МГУ, член совета по межнациональным отношениям при президенте России:
— На мой взгляд, такое агентство, безусловно, нужно. В первую очередь оно нужно для того, чтобы заниматься мониторингом и изучением межнациональных, межэтнических отношений на территории нашей страны. В условиях, когда в России проживают более 193 национальностей, создание такого агентства является необходимостью. Поэтому первая функция, на мой взгляд, это мониторинг, отслеживание всех процессов — как негативных, так и позитивных. Второе — это то, что данное агентство не будет носить слишком бюрократический характер, то есть это агентство, которое не носит характер министерства, не имеет большого бюрократического аппарата и должно работать максимально эффективно. В целом его задачи и полномочия, скорее всего, будут определяться законом о создании данного агентства.
Я бы не сказал, что есть изъяны в нашей национальной политике. Есть сложности, которые порождены объективными причинами. Первая — наследие Советского Союза. Россия фактически представляет собой в несколько модернизированном виде РСФСР, которая существовала в составе СССР. Соответственно, есть масса национальных субъектов в Федерации, которые ранее были в составе Советского Союза через членство в РСФСР, а сейчас являются частью России. Есть ряд нерешенных вопросов, есть ряд потенциально взрывных точек — все эти очаги напряженности необходимо если не гасить, то хотя бы, скажем так, предупреждать и каким-то образом решать заранее. Например, всем известен конфликт вокруг пригородного района между осетинами и ингушами, всем известен конфликт, правда, он выходит за рамки РФ, между армянами и азербайджанцами из-за Нагорного Карабаха. Все эти конфликты, по сути, кстати, как и конфликт в Донбассе, были заложены советской национальной политикой, были заложены произвольным срезанием границ, теми задачами, которые ставила перед собой коммунистическая партия в деле, скажем, пролетаризации Украины и прирезания к преимущественно сельским районам промышленных районов Донбасса, совершенно других по культурному, ментальному и цивилизационному развитию. Поэтому сейчас все сложности достались по наследству, нам надо с ними что-то делать. Я не говорю, что надо сразу все решить, причем с помощью достаточно скромного малочисленного агентства. Его задача — выявить все эти сложности, потенциальные точки разгорания, взрыва, те моменты, которые могут послужить точкой примирения или хотя бы замораживания. Самое главное — сейчас РФ хотят взорвать изнутри с помощью любых противоречий, в том числе национальных и этнических, не исключая социальные противоречия и даже гендерные. Поэтому сейчас задачей данного агентства является купирование возможных угроз для РФ со стороны вот этого наследия.

Владимир Зорин — замдиректора Института этнологии и антропологии РАН, экс-министр по национальной политике:
— Это необходимое решение, оно обусловлено современной ситуацией в России и по ее границам, когда ясно, что вопросы межнациональных отношений становятся важнейшим фактором политической стабильности внутренней политики. Безусловно, новое агентство должно решать задачи мониторинга ситуации, анализа, оценки, выдачи конкретных рекомендаций по решению острых или обостряющихся ситуаций и обобщения позитивных практик. Надо иметь в виду, что это агентство не будет заниматься повседневной работой во всех 85 субъектах РФ. Сейчас ответственность за межнациональные отношения возложена на глав субъектов Федерации, возрастает роль местного самоуправления. Но главная задача — обеспечение практической работы в органах исполнительной власти по реализации стратегии государственной национальной политики РФ до 2025 года. Из этой стратегии вырастает двуединая задача, которая состоит в формировании общероссийской гражданской нации, общероссийского гражданского самосознания. Если проще сказать, то воспитание патриотизма вне зависимости от того, я аварец, ингуш, татарин или русский, но мы все россияне. Был такой башкирский поэт Мустафа Каримов, он в 1953 году написал, на мой взгляд, знаменитые слова: «Не русский я, но россиянин».
Вторая двуединая задача — поддержка этнокультурного развития всех народов, населяющих нашу страну, от самого крупного русского до коренных малочисленных народов севера Сибири и Дальнего Востока. Самое главное — это ведомство должно обеспечить повседневную работу не от конфликта до фестиваля какого-нибудь, а именно повседневное ручное управление. Иногда критикуют власть за ручное управление, а это именно та отрасль, где нужно ручное управление и повседневная работа.

Константин Перенижко — заматамана Кубанского казачьего войска:
— Если у нас федеративное, а тем более многонациональное государство, то вопрос о создании такого агентства даже не должен стоять. В России вообще должно быть министерство по делам национальностей, которое должно определять цели и задачи народов, народностей и этнических групп для решения общих проблем. У нас представители различных национальностей живут на исторически сложившихся территориях, у каждого региона свои особенности и возможности. Такое агентство должно индивидуально подходить к каждому региону, чтобы страна гармонично развивалась.
Наиболее острый вопрос сейчас, я считаю, — это воспитание наших детей, которые живут в разных регионах, изучают разную историю, воспитываются в разных традициях. Поэтому одна из главных задач, которые должно решать агентство, может быть, вместе с министерствами образования и культуры, — вырабатывать единую концепцию воспитания подрастающего поколения.

«ВСЕ МЕЖНАЦИОНАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ТАКАЯ СТРУКТУРА НЕ РЕШИТ»
Ирек Шарипов — депутат Госсовета РТ, директор Дома Дружбы народов Татарстана:
— В Российской Федерации и Республике Татарстан принята стратегия государственной национальной политики на период до 2025 года — это огромный документ с программой реализации, на которую выделены большие деньги. Ощущалась потребность именно в органе исполнительной власти, который бы координировал воплощение в жизнь этой стратегии в России. Мы ждали этот указ — теперь появляется ответственный исполнитель. Да, прописанная в указе работа, так или иначе, выполнялась, но часто в ручном режиме. Например, у нас в Татарстане этими вопросами занимается и сам президент в рамках деятельности совета по межнациональным и межконфессиональным отношениям, и управление по реализации национальной политики, минкультуры РТ, минобразования РТ, ассамблея народов Татарстана и другие институты гражданского общества. Основная проблема была в том, чтобы обеспечить непрерывность реализации государственной национальной политики. На наш взгляд, именно новый исполнительный орган обеспечит эту самую непрерывность. Я думаю, что подписание этого указа — эволюционный путь, а не эмоциональное решение, на каждом федеральном совещании или межэтническом форуме вопрос создания такого органа власти всегда звучал. Кроме того, одной из функций нового органа названа разработка государственных и федеральных программ — это также важнейшая часть. Я уверен, что новое агентство будет востребованным органом и пользу от его работы мы ощутим.
В качестве нового руководителя называются разные фамилии. В министерстве культуры РФ за этот вопрос отвечает Журавский (Александр Владимирович Журавский непосредственно координирует и контролирует деятельность департамента межнациональных отношений минкультуры РФ — ред.). Сейчас, согласно указу, понятно, что эти функции министерства культуры будут передаваться образованному агентству. Возможно, будут переданы и функции, и руководитель — можно построить такое предположение, но мы разговаривали с коллегами из других регионов, где каждый выдвигает свои идеи. Новый руководитель должен, конечно, иметь хорошее образование, знания в области истории и культуры, а также обладать большим жизненным опытом, а национальность в данном случае, я думаю, не имеет значения. Самое главное, что это должен быть подготовленный человек.
В этой связи можно назвать одну из основных проблем в области реализации национальной политики — нехватка квалифицированных кадров, которые бы владели вопросами и спецификой межэтнических вопросов. Такая работа требует профессиональной подготовки, а обучением таких специалистов никто не занимался. В 2014 году в Перми впервые прошел конкурс среди работников в сфере национальной политики. Мы там участвовали и общались с коллегами. Первые возникшие эмоции — как нам еще не хватает знаний в этой области. Поэтому для реализации стратегии государственной национальной политики очень нужна еще и подготовка кадров. Хотелось бы, конечно, чтобы еще и была принята образовательная программа подготовки кадров в сфере национальной политики.

Ильдар Гильмутдинов — депутат Госдумы РФ, председатель совета федеральной национально-культурной автономии татар, член совета по межнациональным отношениям при президенте России:
— В указе президента четко написано, какие функции будет выполнять агентство. Это вопросы, связанные с национальной тематикой, межконфессиональными и межнациональными отношениями в системе исполнительной структуры. О необходимости такой структуры мы говорили лет 10, если не больше. И у общественных организаций, и у тех агентств, которые занимаются межнациональными вопросами, в лице государственного органа должен быть партнер. Такого партнера не было. Да, были при минрегионе, а сейчас при минкультуры отдельные департаменты, структуры, но понятно, что к данной теме руководители этих ведомств всегда подходили в последнюю очередь, передоверяя проведение мероприятий своим заместителям, помощникам и так далее. А мы всегда говорили, что данный орган должен быть самостоятельным, в том числе создавать нормативно-правовую базу в этой отрасли.
Также мы уже приняли ряд законов, которые определяют ответственность региональных и муниципальных властей за межнациональные вопросы. Нужен мониторинг всей этой ситуации, чтобы оперативно реагировать на все появляющиеся ситуации. А кто этим будет заниматься? Не общественные же организации.
И вот теперь такой орган формируют. Хотя мы изначально ему предлагали более высокий статус министерства, но, как говорится, лиха беда начало, первый шаг. Еще раз повторю, что полномочий тех органов, которые были раньше в минрегионе и минкультуры, явно недостаточно для такой объемной работы. Надо иметь в виду, что в ряде регионов созданы аналогичные структуры в органах исполнительной власти, где-то самостоятельно, где-то при министерствах и ведомствах, но их координационную работу на федеральном уровне тоже кто-то должен делать. Поэтому все предпосылки были, чтобы такое агентство могло появиться. Просто не надо думать, что созданием такой структуры все межнациональные вопросы будут решены. Абсолютно ложное понимание. Этими вопросами должны заниматься все, начиная от муниципалитетов и заканчивая руководителями страны, потому что эта работа многогранная и зависит от многих факторов. Поэтому в данном случае агентство как инструмент у властей для того, чтобы организовать меры и мероприятия, которые есть, например, в федеральной целевой программе по укреплению российской нации.

«ТАТАРСКИЙ НАРОД САМ ДОСТАТОЧНО ВЗРОСЛЫЙ»
Фандас Сафиуллин — общественный активист, бывший депутат Госсовета РТ, Госдумы:
— Создание федерального агентства — это пока начальная, первая, формальная ступенька к решению остро необходимого, давно перезревшего национального вопроса в России. У меня у самого вопрос: неужели федеральные власти начали понимать и осознавать, что нынешняя национальная политика государства гибельна для страны?
Закрепление функций за агентством зависит от того, какова будет цель национальной политики государства. Если она, то есть цель — приведение всех наций и народностей, всех культур и языков к общему знаменателю, то будет и соответствующая казарменная функция. Если целью национальной политики станет преобразование Российской Федерации в союз равноправных народов, являющийся примером для других, в привлекательную для всех модель грядущего нового мирового порядка, то всей полноты функций одного лишь агентства будет маловато.
Какие задачи придется решать в первую очередь? Отменить законы и другие нормативные акты, направленные на удушение национальных школ. Например, об исключении национального компонента из государственного стандарта образования, о запрете ЕГЭ на родных нерусских языках в национальных школах, о лишении народов права быть хозяином своего родного языка путем запрета «угрожающих целостности РФ» букв. Восстановление уничтоженных национальных школ, гимназий, в том числе разогнанных прокурорами татарско-турецких лицеев. Ратификация и соблюдение международных правовых документов (конвенций, хартий, деклараций) о защите прав национальных меньшинств и коренных народов. Для начала можно даже этим ограничиться.
Кто может возглавить это агентство, конечно, интересный вопрос. И тут все зависит от цели национальной политики. Чиновники, которые обладают «хорошим» опытом в сфере нынешней национальной политики, есть. Но Боже нас упаси от опыта этих чиновников!
В чем изъяны современной национальной политики? Наверное, в господском недоверии и подозрении к своим народам — «нацменам» — как к безответственным подданным, думающим лишь о том, как и чем бы напакостить Родине. То есть великодержавное чванство.
Какие «горячие точки», требующие корректного федерального контроля, существуют на сегодняшней национальной карте России? За всю Россию не скажу, но татарский народ сам достаточно взрослый, не менее чем кто-либо ответственен за судьбу страны и может обойтись без чьего-либо контроля.

Михаил Щеглов — председатель общества русской культуры РТ:
— Национальные вопросы в России всегда актуальны и очень давно требуют срочного решения. К сожалению, практика показывает, что фактически эти вопросы не решались, а прятались, из-за чего конфликтный потенциал нарастает. Да, у нас в России был опыт министерства по вопросам национальной политики. Сейчас сам факт создания новой структуры, наделение людей полномочиями и ответственностью не является окончательным признаком потенциального решения вопроса.
На должность руководителя нужно именно сильная и ответственная фигура, а не личности типа Зорина (Владимир Зорин — министр Российской Федерации с 2001 по 2004 год, курировал национальную политику — ред.) Кроме того, фигура должна разбираться в национальном вопросе, поскольку межконфессиональные и межнациональные вопросы — это очень тонкая сфера. В первую очередь на ум приходит Дмитрий Рогозин. Сначала в его деятельности открыто доминировала русская тематика, а сейчас он стал международным политиком, на мой взгляд, у него есть такой потенциал.

Ренат Валиуллин — первый заместитель председателя исполкома всемирного конгресса татар:
— Подобное агентство давно было необходимо, но вместе с тем мы также давно говорим о необходимости возобновления работы министерства по делам национальностей. Да, создание агентства — это положительный шаг, но в перспективе вопрос должен решаться именно на уровне министерства. Есть много разных нюансов, сложно назвать причины подписания документа именно сейчас. Мы сейчас наблюдаем проблемы в Донецке и Луганске, очень большой поток украинских беженцев и других национальностей из зоны конфликта, думаю, этот момент сыграл свою роль.
Задачи нового агентства вполне понятны. Стоит только вспомнить, что, как только возникают национальные проблемы, мы ищем виноватых и тех, кто должен был этим заниматься. Но главное не это. Важно не допустить таких конфликтных моментов, для этого нужны повседневная работа и постоянный мониторинг ситуации. В области национальной политики, конечно, есть федеральные и региональные программы, направленные на предотвращение межнациональных и межконфессиональных конфликтов. Именно реализация и возобновление этих программ должны быть первоочередной задачей нового органа. Сейчас пока еще мы не видим положения о федеральном агентстве по делам национальностей, сложно что-то сказать, потом будет видно. Есть скелет, а мясо, как говорят, нарастет.
В свое время Рамазан Абдулатипов занимался этими вопросами, и у него это неплохо получалось. Есть такие кадры, которые на федеральном уровне занимались и до сих пор занимаются этими вопросами, поэтому уверен, что люди найдутся. Главное, чтобы фигура была не забюрократизирована, а была близка к народу и его проблемам. Когда человек даже не знает основные конфессии или не понимает специфику национально-культурных автономий, то войти в курс проблем ему будет сложно, поэтому руководитель агентства должен обязательно иметь еще практический опыт работы.

Рафаэль Хакимов — вице-президент Академии наук РТ, директор Института истории им. Марджани АН РТ:
— Проблем в этой сфере довольно много. В первую очередь это трудности с национальным образованием. Многие годы не могут добиться открытия федерального телеканала, который бы рассказывал о народах страны, об их культуре. Ельцин обещал дважды, потом хотели передать эти задачи телеканалу «Культура», потом — общественному телеканалу. Кроме того, есть проблемы, связанные с общей культурой и межэтническими отношениями. В Москве были определенные проблемы с мигрантами. Угрозу несут и фашистские организации, которые провоцируют межнациональные конфликты. Поэтому необходим мониторинг, в каких регионах существуют эти опасности и как их можно устранить. Еще национальным средствам массовой информации тяжело существовать за счет рекламы — им нужен либо спонсор, либо государство должно помочь.
Возглавлять это агентство необязательно должен представитель нетитульной национальности. В свое время подобное ведомство возглавлял Вячеслав Александрович Михайлов — он хорошо разбирался в этих вопросах. Конечно, не зная народов России, этим вопросом трудно будет заниматься. Это должен быть человек, который не понаслышке знает ситуацию в регионах. К тому же у нас регионы очень разные. Взять, к примеру, Кавказ и Поволжье…
В советское время считалось, что у нас дружба народов. Постоянно проводились мероприятия. Конечно, существовала определенная цензура, но зато была система. У американцев действует подобная система — в учреждениях, которые занимаются подобными вопросами, определенные должности занимают афроамериканцы или мексиканцы. Я был в штате Массачусетс — нас водили по отделу межэтнических отношений. Там не было заведующего. Нам сказали: эту должность обязан занимать только афроамериканец, но мы никак не можем найти достаточно профессионального афроамериканца, оно пока вакантное. Так что, безусловно, здесь можно перегнуть палку.

С сокращениями.

Текст: Валерий Береснев, Елена Колебакина, Сабина Вахитова, Любовь Порываева
Источник: Бизнес Online

Смерть «задиры»

Со смертью Бориса Немцова символически закрывается и эпоха «лихих», «бандитских» 90-х. Сама-то эпоха давно кончилась, с тех пор и времени уже утекло поболее, чем она длилась, но покуда люди из нее живы, живо и время. А Немцов был как раз квинтэссенцией этого времени.

Это сейчас ту пору принято проклинать и рассказывать, как все было ужасно. Нынче наступил век «городского обывателя», которого политкорректно именуют «врачи, учителя и рабочие "Уралвагонзавода"», и точка зрения этого обывателя считается практически «официальной», но на самом деле 90-е были прекрасны!
Время авантюристов, храбрецов, поэтов, интеллектуалов, крутое время, время свободы, время кипения страстей. У героев того времени жизнь зачастую оказывалась короткой, но зато никогда не было стыдно «за бесцельно прожитые годы». Это был мазок яркой краски на отечественной истории, выдержанной преимущественно в серо-коричневой гамме.

Эпоха закончилась, на Россию вновь легла тень коллективного Акакия Акакиевеча, натужно поднимающегося с колен и расправляющего плечи, а Немцов остался, до вчерашнего вечера. Немцов – двуликий янус: справа эрудированный умненький мальчик из интеллигентной семьи, слева уличный пацан, не чурающийся братвы, друживший с каталами.

Он продефилировал по десятилетию, отгубернаторствовал в Нижнем, порулил министерством топлива и энергетики, посидел в кресле вице-премьера. И в каждой своей ипостаси он оставался самим собой.
Лично я познакомился с ним лишь в начале нулевых. Его карьера уже шла на спад, но он все еще оставался «большим начальником», возглавлял фракцию в Госдуме, продавливал общенациональные реформы. На момент нашего знакомства он занимался переводом армии на контрактную основу, и ему требовалась в этом широкая медийная поддержка.

Тут надо отметить, что с журналистами он был всегда запросто, позволял глубоко заглядывать в свою кухню, пренебрегал своими виповскими привилегиями, и когда к нему обращались «Борис Ефимович, вы...», на лице у него появлялась особое выражение: мол, «ты же это не по-настоящему, ты же только правила игры соблюдаешь».
В начале нулевых он хотел, чтобы армия состояла из этаких супер-пупер-Рэмбо, готовых за большие деньги убивать и быть убитыми. Немцов полагал, что наемники-профессионалы будут эффективней призывников, а еще ему было не жаль этих Рэмбо: он жалел 18-летних срочников с тонкими шеями, высовывающимися из камуфляжных воротников с застиранными подшивами.

Армия, напротив, не желала состоять из Рэмбо. Армия хотела быть из дармовых срочников, строящих генеральские дачи. Немцов не отступал, он торговался с генералами. Генералы уступали по мелочам, соглашались оформить по бумагам часть срочников как контрактников, но за это требовали много-много квартир для офицеров. Типа офицеры будут служить за жилплощадь, маячившую, как морковка перед носом у ослика, а солдаты пусть считаются контрактниками и будут служить за жалование — примерно такое, как у санитарки в сельской больнице. А кто не захочет, пусть остается срочником и служит за бесплатно.

В разгар дебатов на эту тему Немцов загрузил целый самолет журналистами и полетел в Псковскую дивизию ВДВ агитировать за контракт.

Сначала нас повели смотреть мемориал 6-й роте 104-го полка, перебитой в Чечне в полном составе за один бой. Там за ночь положили под сотню десантников – разумеется, преимущественно срочников.
Потом нас повели смотреть первую на всю дивизию роту, сформированную исключительно из контрактников. Контрактники были липовые. Без всяких документов – просто на глазок — было видно, что это призывники, оттарабанившие всего полгода и переоформленные в качестве супер-пупер-профи.

В этот момент «большой начальник» из Москвы исчез, растворился без следа бывший вице-премьер, пропал действующий глава парламентской фракции, остался лишь дерзкий дворовый пацан: «А чо, десантура, может, посмотрим, кто кого на турничке?»

И Немцов шагнул к перекладине. Момент был подобран так, что отступать псковичам было невозможно. Рэмбо посовещались с офицерами, и молоденький сержант пошел отстаивать наемническую честь 76-й гвардейской, воздушно-десантной... Не отстоял: Немцов, которому было тогда хорошо за 40, подтянулся 25 раз. Мог бы, наверное, и еще, но его соперник отлип от перекладины после 16 подтягиваний.

На следующий день все газеты пестрели статьями о том, как Немцов посрамил красу и гордость ВДВ.
На самом деле то состязание он, конечно, не выиграл. Армия не стала такой, какой грезилась ему тогда. Но и не проиграл: армия все-таки изменилась. Как бы то ни было, теперь уже не гонят на убой толпы 18-летних мальчишек, по крайней мере, в таких объемах, в каких это было раньше. И за это, полагаю, мамки из числа тех же «врачей, учителей», проклинающих 90-е и либералов, которые чуть не развалили тогда страну, могут сказать спасибо и Немцову в том числе.

Сейчас, по прошествии многих лет, стало как-то очевидно, что этот самый циник-либерал, который за олигархов и против простого труженика, совсем уж не такой гад, как о нем долгие годы было принято говорить в среде патриотов.

Сейчас в памяти осталось, что в чеченские войны, будучи «большим начальником», собирал он подписи за остановку войны, что даже когда требование прижать всех чеченцев к ногтю стало патриотическим трендом, Немцов предлагал делить мятежную республику на две зоны, «нашу» и «не нашу», и пусть чеченцы сами определятся, с кем им лучше — с нами или с Басаевым.

По факту оказалось, что «либерал, ставленник олигархов» был все же за народ, хотя никогда об этом не кричал, а напротив, мог по этому самому народу без всякого пиетета оттоптаться.

Убит человек, которого некогда кляли как вора высшей пробы со всем его воровским временем, который ворочал некогда миллиардными бюджетами. Его больше нет, и не осталось после него ни шубохранилищ, ни яхт, и про виллы его не слыхать, ни на Черноморской Ривьере, ни на Французской. И как-то становится понятно, что в этом, по крайней мере, он все же лучше нынешних патриотов-государственников, собирателей России.

В отличии от большинства либералов своего времени, он не стал искать «своей ниши» при новом чекистском режиме. Напротив, бодался с ним до последнего. Видимо, сказалось то самое измерение «дворового задиры», который «заднего не врубает». И вчера случился закономерный итог: Немцов жил, как человек 90-х, и умер примерно так же, как умирали в 90-х.

На самом деле – хорошая смерть, честная смерть, смерть на поле боя. Сомнений в том, что это убийство никогда не будет раскрыто, нет никаких. В принципе, господин Бастрыкин может хоть завтра прямо по накатанной начинать говорить про «след Березовского».


Текст: Орхан Джемаль
Источник: Поистине
s

От Атлантики до Тихого океана…

(Не)своевременные замечания о «едином экономическом пространстве».

Очередные Минские соглашения (точнее говоря, "Комплекс мер по выполнению Минских соглашений", подписанный участниками "Контактной группы") широко обсуждались на прошлой неделе. Впрочем, в самом «Комплексе мер» нет практически ничего нового по сравнению с соглашениями, заключенными в сентябре 2014 года. Те Минские соглашения выполнены не были, потому что предполагавшийся ими компромисс не устраивал ни одну из сторон. Нет оснований считать, что сегодня те же самые условия кого-либо стали устраивать. Иначе говоря, у Комплекса мер есть немало шансов оказаться в той же мусорной корзине истории, где уже пылятся сентябрьские соглашения.

Наряду с Комплексом мер по выполнению Минских соглашений, был опубликован ещё один документ - Декларация лидеров России, Украины, Германии и Франции в поддержку договоренностей, достигнутых Контактной группой. Очевидно, что непосредственного практического значения эта Декларация тоже не имеет, но в ней есть два любопытных фрагмента.
Collapse )